О красивом преподнесении Х.Хатхутом некоторых коранических положений

Print

  Теймур Атаев

Листая «Понимание мусульманского мировоззрения»

Имя мусульманского ученого и профессора медицины XX-XXI вв. Хассана Хатхута, проживавшего в Великобритании, на Ближнем Востоке и в США, довольно хорошо знакомо на Западе. Но, к сожалению, о нем мало что известно на территории постсоветского пространства.

В данном контексте можно лишь приветствовать издание книги этого авторитетного ученого «Понимание мусульманского мировоззрения», увидевшей свет благодаря бакинскому Общественному объединению «Идрак».

Х. Хатхут являлся основателем и руководителем кафедры акушерства и гинекологии медицинского факультета Кувейтского университета, профессором истории медицины, соучредителем и членом Попечительского совета Исламской организации медицинских наук, членом Комитета по этике акушерства и гинекологии Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), директором направления информационно-просветительской деятельности Исламского центра и одним из учредителей Межрелигиозного совета Южной Калифорнии (Лос-Анджелес, США).

В круг интересов Х. Хатхута входило распространение истинного знания об Исламе и развитие межконфессиональных отношений. Особо его волновали аспекты святости и неприкосновенности человеческой жизни. Как следствие, ему принадлежит идея создания Исламского кодекса медицинской этики.

Перу мыслителя принадлежит не один десяток книг, в частности, «Так ли я должен стоять перед Богом?», «Дух Красного Креста в учении ислама», «Ислам и некоторые современные проблемы» и др. Но особняком в их ряду стоит труд «Понимание мусульманского мировоззрения», подготовленный Х. Хатхутом в целях доведения в доступной форме до немусульман доктринальных положений ислама. Об отдельных из озвученных профессором мыслей и пойдет речь чуть ниже [1].

 
Не только об «аудиенции» у Всевышнего

Во вступлении к книге Х. Хатхут подчеркивает, что знание или восприятие ислама на Западе в значительной степени «не соответствует истине».  Определенную вину в чем он возлагает на самих мусульман. Наверное, у каждого может быть собственное понимание причин критики автором   приверженцев ислама в этом направлении. Но, вполне возможно, что речь идет о «некачественном» преподнесении мусульманами ислама (в том или ином свете) на Западе. В свете чего, труд «Понимание мусульманского мировоззрения» оказывается одним из важнейших трудов для реального представления исламской религии мировому сообществу. Ибо автор затрагивает практически все важнейшие положения ислама, приоткрывает страницы над нюансами, составляющими основу ислама (на базе Корана и Сунны).

В данной статье невозможно осветить все вопросы, рассматриваемые Х. Хатхутом в своей книге, к тому же читатель без особых проблем может с ним ознакомиться. Однако, актуально обратить внимание на отражение мыслителем ряда тонкостей, далеко не всегда осознаваемых немусульманами.

Прежде всего, Х. Хаткут очень красиво подходит к отражению важнейшей коранческой идеи. Раз Аллах «есть Единый Творец, то, значит, ничто не может быть "больше"», как пишет он. Поэтому наша неспособность постичь бесконечность естественна, т. к. «мы конечны, а конечное» не в состоянии дотронуться до бесконечного. Именно отсюда исходит, что если Всевышний «может понимать нас», мы оказываемся не в силах полностью «познать Его», хотя «знаем о Нем», видим «Его знаки и проявления через Его творение».

Рассказывая о значимости для мусульман пятикратного намаза, каждый из них Х. Хатхут называет аудиенцией у Бога. Какое глубокое определение, однако, наверное, единственное в своем роде. Да, на первый взгляд, оно необычно, однако, пропуская его через себя, мы вполне можем согласиться с авторской формулировкой. Безусловно, во время молитвы мы не находимся «на приеме» у Создателя, ибо это процесс ожидает каждого из нас при Конце света. Однако, любое наше обращение к Творцу — Он слышит, ибо непосредственно Господь предписал нам молиться. Следовательно, намаз — это общение со Всевышним и наша надежда на приятие Аллахом как наших обязательных молитв, так и мольбы.

Ну чем не аудиенция? Другое дело, насколько мы бываем сосредоточены при общении такого рода? Не механически ли осуществляем предусмотренное? А если мы вынуждены признать отсутствие в нас в некоторые моменты сосредоточенности, то где гарантия, что аудиенция принесет нам положительный результат?  Но это так, мысли вслух, навеянные изящно сплетенными формулировками Х. Хатхута.

Размышляя дальше над некачественностью наших намазов с точки зрения отсутствия в ряде случаев внутреннего света в эти моменты, можно, конечно, вспомнить, что дьявол не прекращает попыток сбивать нас с пути истины. Но, возможно, именно наша слабина в ряде случаев расширяет для него поле деятельности.

В данном контексте, вновь интересен подход к этой теме Х. Хатхута, рассматривающего эти сложные вопросы неординарно, нестандартно. Так, например, он пытается взглянуть на складывающуюся ситуацию «внутри» верующего (с ее преломлением во внешние ходы) через призму концепции добра и зла.

«Слишком просто ожидать, что добро всегда привлекательно, а зло отталкивающе», — говорит ученый.

Сложность жизни, «внушаемость человеческой психики и способность мозга рационализировать», как и факт обаяния зла, могут «разрушить картину, но концепция всегда существует».

Как усматривается, именно в такой симпатии зла в нас формируется некий пиетет к нарушениям. Не на пустом же месте они возникают. Да, привлекательность тех или иных недопустимых религией соблазнов реальна. Как и некоторые пути выхода из накатывающихся на нас проблем. Но ведь дьявольская привлекательность совершаемых нами нарушений может проявляться и посредством живых людей. Нет, не в намеренном сталкивании нас с правильного пути, а через преподнесение, пусть несознательное, притягательности запретных ходов.

Вот здесь Х. Хатхут подходит ко всегда актуальному ракурсу свободы выбора человека.

 
О правах человека

Согласно мыслителю, аспект свободы выбора вырастает из «автономии», допущенной Творцом для своих любимых созданий. Однако вполне очевидна неабсолютность данной свободы, занимающей «только ограниченную нишу». Правда, «внутри нее» свобода «является абсолютной ценностью», имеющей «первостепенное значение в человеческой жизни». Но при этом она становится исходным условием «нашей ответственности», ибо в каждом отдельном случае выбор решения остается за человеком.

Посему, нередко проводя время в «дискуссиях с собой» перед принятием решения или после предпринятого шага, мы частенько «эмоционально колеблемся между тем, что правильно и что неверно». В свете чего иногда «вынуждены прибегать» к «силе воли и способности сдерживать себя, если это потребуется», чтобы избежать совершения недопустимых действий и последующей встречи «лицом к лицу» с их последствиями.

Без сомнений, «мы — не совершенные существа и не задумывались» таковыми. Но все же Господь «наградил нас самостоятельностью и ответственностью». При столкновении же «со сложностями и соблазнами» от нас лишь ожидается осуществлять «лучшее из того, на что мы способны». Но, к сожалению, наше «лучшее» может ошибаться, хотя «мы стараемся». Потому жизнь есть «вечная борьба».

В контексте рассматриваемого, Х. Хатхут называет логичным вывод о том, что «Бог видит наши попытки, оценивает наше старание и любит нас как достойнейшие свои творения». Поэтому Создатель «конечно, будет рад увидеть, что мы прошли тест на ответственность, не противостоя своей свободе выбора». Наилучшим способом достижения этого ученый считает «держать нас в напоминании о Нем как о конечном пристанище и любви, о добре и зле, в том виде, как Он расчертил их для нас, и о неминуемом Судном дне, в который мы за все ответим».

Какое прекрасное описание столь сложного вопроса, не так ли? Мыслитель настолько аккуратно разложил все по полочкам, что нам остается лишь пропустить сказанное им через себя. То есть покопаться в собственной душе, осмыслить происходящее внутри нас, чтобы объективно предоставить оценку своим действиям. Сложно? Еще как! Необходимо? А как иначе! Значит, без эмоций и самооправдания приступим к разбору картины нашей жизни, желая только одного — не допустить сползания в омут греха, выход из которого становится все затруднительнее и затруднительнее, ежели мы сознательно закрываем глаза на предпринимаемы нами некачественные (ограничимся данным термином) шаги.   

 
О морали и разуме через призму религии

В то же время, Х. Хатхут пытается расширить взгляд на вопрос предусмотренной Всевышним свободы выбора для личности, затрагивая иные ипостаси. По его словам, исламская мораль – это далеко не список «делай» и «не делай». Ее целью является  формирование индивидуума, знающего и принимающего, что человек — «поверенный» Аллаха на земле — «стремится совершенствовать» природу, как свою «внутреннюю», так и «вне себя» — в соответствии «с наставлением Творца» и необходимостью поддерживать предусмотренную Им Вселенскую гармонию.

Здесь мыслитель актуализирует коранический подход к человеку, констатируя тот факт, что это творение Всевышнего «рождено чистым». Только осуществляемый нами затем выбор может запятнать нас и содеять «греховными». А потому грех ни в коей мере не наследуется детьми от родителей. Дело тут в конкретизации исламом, что «ответственность человека — индивидуальна», потому «идея искупительной жертвы чужда» исламской религии. В свете чего мнение об обязательности факта убийства пророка Иисуса (мир ему) или кого-либо иного в целях «искупить человеческие грехи неприемлемо». В доктринальном плане «Божественное прощение» в исламе предусматривается «через искреннее покаяние и добродетельность», где нужда «в кровопролитии» отпадает.

На этой ноте К. Хатхут обращает внимание на коранический взгляд на людской разум, изысканно называя его визитной карточкой «человеческого существа». Ученый очерчивает разум инструментом «познания» нами не только «добра и зла», но также мира внутри и вокруг нас. Наши размышления и рассуждения — «религиозный долг», посему Коран прорицает не пользующихся разумом, данным нам Всевышним. Ведь если свобода мыслить и принимать решения — «базовые» права человека, то «достижение знания» является не только правом, но и долгом Божественных созданий.

В рамках обсуждаемого, «цензура» мозга «запрещена», и на этой площадке «ни один человек не может претендовать на власть над другими». Потому одной из важнейших коранических идей Х. Хатхут считает «вызов человеческому разуму», проявляющийся в призыве Господа думать и познавать. 

Согласимся, что отраженные выше взгляды профессора представляют немалый интерес, ибо не просто проливают свет на значимые вопросы, но и заставляют о многом задуматься. Наверняка, знакомство с книгой вызовет интерес как мусульман, так и приверженцев других религий.

В преломлении же к автору, отметим, что на надгробии скончавшегося в 2009 году Х. Хатхута (Мемориальный парк Роуз Хиллз в Уиттиере, Калифорния, США) выгравированы следующие слова: «...Хассан Хатхут. Человек Бога. Человек Науки. Человек Любви».


Цитаты из книги приводятся по: Хассан Хатхут. Понимание мусульманского мировоззрения. Баку, 2017

Об авторе
COM_CONTACT_IMAGE_DETAILS

Азербайджанский политолог, публицист. Окончил исторический факультет Азербайджанского государственного университета. Работал в системе Министерства культуры Азербайджана, потом в ряде политических и экономических структур. Тесно сотрудничает с русскоязычными Интернет-сайтами в России, Украине, Азербайджане и других странах.