Могут ли принципы исламских финансов породить самодостаточную экономическую систему?

В основе исламских финансов лежит принцип разделения рисков участниками сделки

Print

Тимоти Спенглер (Timothy Spangler)

Шариатский принцип, запрещающий извлекать прибыль из займа самого по себе, может способствовать созданию устойчивой экономики.

Вот уже несколько десятилетий исламские финансы являются заметной глобальной силой, но только в последние годы шариатские сберегательные и инвестиционные механизмы стали более-менее привычными в Соединенных Штатах. Например, в июле коммерческий банк «Голдман Сакс» (Goldman Sachs) предоставил исламской инвестиционной компании «Аркапита банк» (Arcapita Bank) беспроцентный кредит – в соответствии с законом шариата.

В июле расположенная в США торговая ассоциация «Всемирный совет кредитных союзов» (World Council of Credit Unions) опубликовала методическое пособие, поясняющее будущим финансистам, которым предстоит работать в развивающихся странах, как действуют шариатские кредитные союзы.

Западные дискуссии о шариате часто сосредотачиваются на экстремистских группах, навязывающих сопротивляющемуся населению крайние интерпретации этого правового кодекса. Однако законы шариата, берущие начало в Коране и исламском вероучении, можно применять и в финансовой области. Важно, чтобы исламские финансы воспринимались как часть более широкого движения по направлению к устойчивости как ключевому элементу экономической жизни.

Шариат оперирует чисто исламским представлением о деньгах и капитале, делая акцент на отношении прибылей и рисков, а также социальной ответственности финансовых институтов и частных лиц.

Широко известно, что Коран категорически запрещает выплату или получение процентов в любом виде, считая их риба – ростовщичеством. Этот запрет предназначен для предотвращения эксплуатации от пользования деньгами, а также участия обеих сторон в прибылях и убытках. Деньги являются средством обмена, а не активом, который растет с течением времени. Ислам также запрещает своим последователям иметь дело с запретными товарами, такими как спиртное, свинина, табак, порнография, оружие.

Суть в том, чтобы никто не извлекал прибыль из денег самих по себе, и это приводит к переключению внимания обеих сторон с краткосрочной сделки на долгосрочные отношения с определенными последствиями.

То есть, построенные на этом принципе схемы – и банки, предоставляющие такое финансирование – отходят от классического займа в обмен на прямое участие в рисках и вознаграждении. Например, механизм «иджара» можно использовать для приобретения недвижимости с целью сдачи в аренду, доход от которой пропорционально делится между участниками сделки.

Сукук – это свободнообращающийся сертификат, который можно купить и продать на вторичном рынке, он позволяет новому владельцу встать на место первоначального держателя, беря на себя все права, обязанности и долги в отношении базового актива, лежащего в основе сертификата.

Важно, что участники иджары и владельцы сукук не имеют гарантированного дохода и экономически зависят от долгосрочного успеха проекта. В случае провала они не могут просто забрать свою прибыль на данный момент и продать обеспечение кредита, чтобы компенсировать свои потери. Таким образом, исламские финансы способствуют созданию общественной стоимости, помимо экономической.

Поскольку в основе лежит принцип разделения рисков участниками сделки, есть предположение, что исламские финансы, по сути, более устойчивы, чем западные. И поскольку по-прежнему открыт вопрос, действительно ли банки, которые во время недавнего финансового кризиса оказались на грани, пересмотрели свои принципы и стали более ответственны в своей инвестиционной деятельности, продолжающийся рост исламских финансов демонстрирует, что радикально отличные подходы пользуются на рынке большим спросом.

Сегодня заимодавцы предоставляют шариатские ипотечные кредиты без взимания с заемщика процентов в какой-либо форме и позволяющие банку и заемщику поделить между собой риски и вознаграждения.

Примечательно, что эти ипотечные кредиты можно совершенно спокойно приобрести через Федеральную корпорацию жилищного ипотечного кредитования. Паевой инвестиционный фонд «Амана» (Amana Mutual Funds), расположенный в Вашингтоне, инвестировал более 3 миллиардов долларов в соответствии с лимитами на исламские инвестиции, приведенными выше.

Исламский индекс Доу-Джонса позволяет отследить, какие компании нарушают эти ограничения, и отражает эффективность бесконечного множества потенциальных шариатских инвестиций.

Впрочем, все более заметное присутствие шариата в США проходит далеко не так гладко. В частности, во многих штатах вызвали отторжение многие судебные прецеденты, затрагивающие важные статьи национального и семейного законодательства. Кроме того, кое-кто опасается, что исламские финансы могут заключать в себе риск, так как деньги, доверенные таким фирмам, утверждают скептики, могут быть использованы для финансового терроризма.

В связи с этими опасениями законодательные собрания ряда штатов, в том числе Аризоны, Оклахомы, Канзаса, Луизианы, Северной Каролины, Южной Дакоты и Теннеси, с 2010 года пытаются запретить – или, по крайней мере, строго ограничить – применение норм шариатского права судами штатов.

Однако исламские финансы – это разновидность экономической философии, имеющей свое представление о применении денег. В этом нет ничего порочного или преступного – особенно в свете перегибов и злоупотреблений, которые предшествовали недавнему глобальному финансовому кризису.

Исламские финансы становятся важной частью новых интенсивно развивающихся экономик Ближнего Востока и Азии – этих быстрорастущих рынков, на которых американский бизнес захочет быть конкурентоспособным и успешным. Продолжает увеличиваться и мусульманское население Соединенных Штатов, и этот фактор должен быть стимулом для развития отрасли внутри страны.

Игнорировать эти изменения в то время, когда устойчивый банкинг и ответственное инвестирование все еще остаются желанной целью финансовых рынков, было бы вредным для американских банков и инвесторов, а также для всей американской экономики.

Источник: The Guardian

 

По материалам theguardian.com