Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Сотворенная, разрушенная и воссозданная — соборная мечеть Харькова

Print

  Рашид Брагин, председатель Харьковской мусульманской общины

К 100-летию со дня открытия Соборной мечети в городе Харькове (Украина).

Харьковские мусульмане восстанавливают самую старую в Украине соборную мечеть. Сегодня мечеть еще не готова, окончательный вид примет не раньше чем через 2-3 года, утверждает глава общины. Восстанавливают мечеть добровольцы: несколько мусульман и профессиональная бригада строителей – христиане.

 
Как все начиналось

Первое упоминание о харьковских мусульманах содержится в фундаментальном труде академика Д. И. Багалея об истории Харьковщины до 1905 г., где указано, что в 1866 г. среди 59973 жителей города насчитывалось 38 татар. В течение последующих 30 лет (по данным на 1897 г.) их численность возросла в 20 раз (760 татар), притом что численность харьковчан только утроилась (179089 человек). Особо резко возросла численность татар в 1877-1879 гг. (от 42 до 448), когда после русско-турецкой войны в Харькове расквартировалась татаро-башкирская конница, входившая в имперские войска Южного укрепрайона.

Работа в областном архиве выявила множество интересных фактов относительно мусульманской жизни Харькова в середине XIX века. Так, в канцелярию Харьковского гражданского губернатора в 1861 г. поступило прошение от татар-крестьян различных губерний, в котором они уведомляют, что на время приезда на харьковские ярмарки они избрали «для исправления треб по обряду магометанской религии» имамом или муллой Девлятбея Исмаилова, крестьянина из деревни Кучки Сергачского уезда Нижегородской губернии, и просят направить их решение для утверждения «куда следует…, за что мы будем молиться».

Харьковский Военный губернатор направил Начальнику Оренбургской губернии письмо, в котором сказано, что «утверждение приговоров об избрании в муллы и имамы... зависит от Оренбургского губернского правления». Далее указывалось, что ни избранный в имамы Давлетбей Исмаилов, ни подписавшие прошение ему не известны, и что «в Харьковской губернии татарских семей на постоянном жительстве не имеется». В ответном письме Начальник Оренбургской губернии предложил сообщить заявителям, что их прошение не соответствует положениям действующего Свода законов.

Но когда же была образована и зарегистрирована в Харькове мусульманская община? Вероятно, это произошло до 1900 года, т.к. записей о регистрации Устава мусульманской общины после этой даты нет. Трудно даже предположить, чтобы такое большое количество мусульман, проживавших в Харькове в 80-90-х гг. 19 в. не организовались в местную общину. Тем более, что при кавалерийском дивизионе находился военный мулла.

Кроме того, уже известно, что до строительства Соборной мечети, Харьковское магометанское общество арендовало для проведения богослужений дом у гражданки Козловой по улице Кацарской. Неясно пока, когда Общество приобрело официальный статус. Что касается его «магометанского» именования, то оно связано с необоснованным и неправильным именованием мусульман именем Пророка Мухаммада (мир ему и благословение).

 
Строительство «магометанской» мечети

Судя по губернским архивным данным, на рубеже ХIХ-ХХ вв. уже существовала практика регистрации Уставов религиозных общин. Ясно, что к этому времени в Харькове официально существовала мусульманская община, ибо ее члены уже совершали коллективное богослужение в арендуемом помещении, а в соответствии с тогдашним законодательством оно могло осуществляться только при условии регистрации.

24 февраля 1906 года в строительное отделение Харьковского Правления поступило прошение от Харьковского магометанского общества об утверждении плана на постройку «магометанской мечети» по улице Ярославской, 33. Прошение подписали: мулла магометанского прихода Мухамед Рахим Алимович Узбяков и уполномоченный от прихода Абдулла Фаткуллович Беешев. Из других источников ясно, что ранее с первичной просьбой о разрешении на строительство мечети в губернское Правление обращались Почетный гражданин Мухамед-Ганей Садеп Тугеев и крестьянин Абдулла Фаткуллович Беешев. Дворовое место под строительство мечети принадлежало обществу в лице Почетного гражданина Тугеева и крестьянина Хабибуллы Терберзеева.

В одном из документов подчеркнуто, что «дела о разрешении ходатайств об устройстве молитвенных домов евреев, раскольников, баптистов, магометан, лютеран и католиков до сего времени были сосредоточены в первом отделении губернского Правления». Вскоре городская Дума рассмотрела вопрос строительства и известила, что «не встречает препятствий к разрешению постройки в г.Харькове означенной мечети». Такой же ответ пришел из Управления полицмейстера, свое согласие дало и Оренбургское магометанское Духовное Собрание.

Технический протокол копии проекта мечети №859 от 25-26 апреля 1906 года был утвержден губернатором с оговоркой, «чтобы минарет и потолки устроены были железобетонной конструкцией и на минарете был устроен громоотвод».

Поразительно (глядя из сегодня), что дело “По прошению Харьковского магометанского общества о разрешении постройки магометанской мечети в городе Харькове» было начато 25 февраля 1906 г. и кончилось (положительно) 28 апреля 1906 г., т.е. очень оперативно, учитывая, что мусульмане входили в число перечисленных конфессий, которые имели определенные ограничения по части строительства своих храмов.

 
Дореволюционная жизнь общины

Достоверно, что мечеть построили в 1906 году. Автор проекта неизвестен. Как рассказывали мусульмане почтенного возраста, они помнят, что первую в Украине Соборную мечеть (Крым в то время не входил в украинские границы) открыли в канун месяца Рамадан. О Соборной мечети упоминается в ряде книг и других исторических документах. В адресно-справочной книге «Весь Харьков» за 1906 и 1907 гг. приводится еще один адрес —  «Магометанского губернского прихода» по улице Нетеченской, 47. В издании 1910 г. он уже обозначен как «Магометанский молитвенный дом» со священнослужителем —Курбан-галеевым Шарафутдином.

«Весь Харьков» за 1914-1915 гг. приводит два адреса:

  • 1) Магометанская Соборная мечеть. Ярославская ул., 31-33. Харьковский губернский ахун и мулла Киевского военного округа Узбяков Рахим.
  • 2) Магометанская мечеть. Нетеченская ул., 47. Харьковский губернский окружной мулла Курбангалеев Шарафутдин.

В последующих изданиях сведения о мусульманских культовых учреждениях отсутствуют.

Наряду с мусульманами-суннитами в Харькове проживали и мусульмане шиитского направления. Как вспоминают старейшины, шииты не имели отдельной мечети и в свои особо чтимые дни (ашура) приходили в Соборную мечеть. Свидетели тех дней скорби очень ярко описывают свои детские впечатления.

 
Община послереволюционная

В апреле 1922 г. в Комиссию по отделению церкви от государства поступило заявление от прихожан Харьковской Соборной мечети с просьбой передать им здание в бесплатное пользование для совершения богослужений (мечеть была экспроприирована в революционный период). При этом прихожане подчеркнули, что при богослужении мусульманам «никакой утвари не полагается» и посему в мечети нет ничего, «кроме одной деревянной кафедры для проповеди и 3-х люстр с электролампочками, а также имеется 3 чалмы». Тем не менее, представители комиссии и участковый неоднократно приходили и составляли акты обследования.

18 июля 1922 г. ответственные харьковские мусульмане заключили Договор с Харьковским Советом Рабочих и Крестьянских депутатов, согласно которому они «приняли в бессрочное и бесплатное пользование дом, находящийся на ул. Ярославской №31-33, где помещается магометанская мечеть со всеми пристройками: школа для преподавания родного языка, жилые помещения для учителей и проч.» по особо заверенной подписями описи. Среди перечисленных в договоре обязанностей членов общества перед советской властью первым пунктом значится: «Беречь государственное (!-авт.) достояние...», а пятым: «...из своих (!-авт.) средств производить оплату всех текущих расходов, как-то: по ремонту, страхованию, охране...». Под Договором стоит подпись Рахима Алимовича Узбякова и еще 52 лиц.

Был составлен также и новый Устав Харьковского мусульманского приходского религиозного общества, датированный 19 декабря 1923 года. Целью общества являлось «Объединение граждан мусульманского вероисповедания в районе Харьковской губернии».

В документах тех лет фигурируют фамилии 8 членов Правления общества: Узбяков Р.А., Бахтиозин А.К., Утюшев У.И., Тугеев У.А., Трегупов Х.Р., Агишов М.А., Байбеков И.Б.

Неизвестно, был ли в дореволюционное время татарский клуб, самодеятельный театр и тюркско-татарская рабочая организация, но в 20-30-х годах они существовали и действовали. В нескольких семьях сохранились клубные фотографии, на которых запечатлены родственники и их друзья. Строгие позы, ясный взгляд и безупречный внешний вид в национальных и светских одеждах вызывает уважение и гордость за них. Понятно, что это были достойные представители татарских предпринимателей и интеллигентов.

 
О чем говорят протоколы и письма?

Из сохранившихся протоколов общих собраний видна повседневная жизнь общины.

2 мая 1926 г. состоялось собрание мусульман, на котором присутствовало 120 человек. Рассматривался вопрос о созыве Всеукраинского съезда представителей верующих мусульман и времени его проведения. Кроме того, общее собрание единогласно решило послать в город Уфу на съезд, проводимый Центральным Духовным Управлением мусульман, делегатом от Украины Узбякова Р.А. и «выдать ему на проезд и на расходы 150 руб.».

Принудительно-инструктивные формы учета донесли до нас подробные сведения об особенностях мусульманского сообщества тех дней. Согласно книге записей прихожан ХМПРО, в 1926 году в общине состояло 614 чел., из них 328 мужчин и 286 женщин. Членами общины, как и сейчас, считались лица в возрасте от 18 пет и старше. Интересен образовательный уровень: неграмотные – 242 чел., малограмотные – 343, со средним образованием – 21 чел., с высшим - 8. В профессиональном плане преобладали рабочие и служащие, соответственно 146 и 102 чел., кустари и торговцы составляли соответственно 53 и 51 чел. К лицам «свободной» профессии отнесены 5 чел., а инвалидами являлись 28 чел. Что касается женщин, то подавляющая часть (229) являлись «домохозяйками», а точнее – хозяйками дома, хранительницами очага.

Как понятно из переписки конца 1925 года, чтобы провести общее собрание и выбрать новых членов правления, необходимо было разрешение губернского административного отдела с предварительным заявлением с указанием дня и времени его проведения.

Бывшая духовная мусульманская школа (мектеб) в 1924 году уже функционировала как татарская национальная. Тем не менее, община настойчиво пыталась воссоздать прежние направления своей деятельности. На рубеже 1925-1926 гг. уполномоченные мусульманской религиозной общины обратились в НКВД с ходатайством о выдаче разрешения на преподавание в мечетях и молитвенных домах мусульманской религии. В ответе от 15 января 1926 года уведомлялось, что прошение не может быть удовлетворено, так как преподавание религии на территории Украины законодательством ограничено и допускается только в пределах семьи и только в ее помещении.

Взаимоотношения государства и церкви продолжали меняться. В начале 1930 года секретариат Харьковского окружного Исполкома рассматривает вопрос о закрытии церквей и молитвенных домов в районах округов и постановляет ускорить исполнение решения на местах.

Решительные действия касались всех конфессий, о чем свидетельствует решение Президиума Месткома «О снятии колоколов в молитвенных домах и передаче их на потребности, связанные с индустриализацией страны». В качестве основания для данного постановления выдвигались якобы «многочисленные ходатайства трудящихся г. Харькова».

 
Как река Лопань вышла из берегов...

Не прошло и нескольких лет, как «магометанская мечеть» и еще один из домов мусульманского комплекса были снесены, что связывалось с необходимостью расширения русла реки Лопань и обустройства ее набережной. А до этого в саду, прилегающем к мечети, соорудили тир, а его мишени укрепили на толстых наружных стенах мечети. Можно даже сказать, что снесли уже «расстрелянный» храм.

В 30-м году покинула территорию мусульманского комплекса и татарская школа. Она перешла в другое здание, на другой улице. А три сохранившихся здания, включая здание мектеба, были превращены в жилые дома. В первое время их заселяли татарскими семьями, но постепенно национальный состав менялся, хотя до возвращения этих зданий общине большая часть «квартир» оставалась за мусульманами. Со временем изменилась и относительная компактность проживания мусульманского населения в данном районе города: между рекой Лопанью, Южным железнодорожным вокзалом и Центральным рынком.

 
Мулла Рахим Узбяков

Как рассказывали наши аксакалы, Рахим-мулла был организатором и душой общины. В царское время он являлся военным ахуном. Каждый четверг он объезжал на извозчике мусульманские семьи и читал Коран, а по пятницам проводил намаз в мечети. Его авторитет был огромен, потому его поручения воспринимались и выполнялись охотно. К нему с доверием обращались и как к третейскому судье. Таков был лидер...

Родился Рахим Узбяков в 1871 г. в крестьянской семье. Работал кумысным мастером в Рязани и учителем татарского языка в Касимове. Закончил Касимовскую Духовную семинарию в Рязанской губернии и, по указу Центрального Духовного управления мусульман (г. Уфа, 1896 г.), был определен в имамы. Около 4-х лет он работал муллой в деревне Кирюшкина Хвалынского уезда Саратовской губернии. В апреле 1900 г. в качестве муллы приступил к работе в Харькове. С 1914 г. по 1917 г. являлся военным муллой Киевского военного округа, в который традиционно входил харьковский гарнизон.

Свои последующие занимаемые должности он сам перечислил в анкете служителей религиозного культа (октябрь 1924 г.): ахун при Харьковской Соборной мечети, председатель мусульманского религиозного приходского общества, мухтасиб по всей Украине. Последний факт имеет чрезвычайно важное значение, так как ранее ни в одной из публикаций об украинских мусульманах не говорилось о существовании этой должности (имам-мухтасиб). Теперь же можно сделать вывод о том, что религиозная жизнь в Украине того времени имела свою организационную структуру. Интересно, что в тот период из добровольных пожертвований Рахим-мулле причиталось 30 рублей в месяц.

В годы репрессий служителей культа Рахим-абзый был арестован, и несколько недель его допрашивали. Вернулся он изможденный, а через некоторое время после освобождения скончался. Его похоронили 5 апреля 1933 года.

 
Война закончилась, но борьба продолжалась

Послевоенные годы были трудными для общины. Неизвестным образом исчез один из имамов, а у другого муллы власти взяли подписку с обязательством не исполнять официально роль священнослужителя. Праздничные богослужения проводились в различных местах – то на пустыре вблизи мусульманского кладбища, то в домах мусульман, нередко в присутствии милиционеров. Но из-за опасений преследования на джума-намаз не собирались (вплоть до официальной перерегистрации общины в 1991 году).

Окончивший в далеком прошлом духовное училище Минир-абзый Курмашев (потомственный мулла), несмотря на данную им подписку, продолжал в возможных рамках свое предназначение – доводить Слово Аллаха до мусульман. По-прежнему в татарских домах звучал Священный Коран, читались дуа, совершались никахи и суннаты (обрезание) новорожденным мусульманам, и провожали наших единоверцев в последний земной путь после джаназа на мусульманском квартале кладбища.

Самой дорогой памятью о Минир-хазрате является то, что он подготовил двух мусульман на роль муллы в общине. Несколько лет ходили к нему домой на занятия Халим Бурханович Хабусев и Карим Ханафиевич Ганцов. Таким образом сохранялась общинная религиозная жизнь.

Как в трудные довоенные, так и в послевоенные годы сохранить иман в общине и в душах мусульман было бы сложнее, если бы в нашей небольшой умме беспрерывно не находились люди, которые, несмотря на все внешние запреты и ограничения, несли молитву и свои знания из одного мусульманского дома в другой.

Сегодня еще удается восстановить их имена, но уже (или пока) без фамилий. Хочется назвать этих имамов и передать их имена следующим поколениям как часть нашей мусульманской истории и для упоминания в дуа. В этом списке, вероятно, нарушена хронология, но он приводится с глубочайшим уважением в том виде, в котором его удалось восстановить. Вот эти имена: Сибгатулла-хазрат, Абдулла-хазрат, Алим-хазрат, Касим-хазрат, Юскай-хазрат, Хусаин-хазрат, Фатих-хазрат, Юсиф-хазрат, Исмаил-хазрат, Минир-хазрат… Пусть им откроются двери Рая за их преданность исламу и великие дела.

 
Возрождение или легализация?

Слово «возрождение» имеет несколько оттенков: и появление вновь, и подъем после периода упадка или разрушения. Слово «легализация» обозначает придание законной силы. Какое из этих слов точнее определяет факт регистрации Устава общины мусульман 28 августа 1991 года в Харьковском областном Совете депутатов? Из всех приведенных значений не подходит только одно – «появление вновь». И это принципиально.

Два зарубежных мусульманина, работавших в нашей общине, имам из Турции Салих Юлдурим и иорданский аспирант Политехнического института Абделькарим Джабали когда-то независимо друг от друга высказали одну и ту же мысль:

«Не знаю, во всех ли уголках мира мусульмане смогли бы сохранить в своей душе и в своих сжатых ладонях свет и огонек ислама в условиях 70-летнего атеистического давления».

И говорили они это не только о нас, но обо всех украинских мусульманах. Их поражало, что потеряв высокообразованных имамов, не имея мечетей, получая мусульманские знания из уст в уста в основном от своих дедушек и бабушек, мы сохранили в себе глубоко и крепко иман.

 
Мусульмане независимой Украины

Назовем последние пятнадцать лет жизни ренессансом нашей общины. Что же сделано и накоплено? Из самых первых шагов следует выделить сам факт регистрации Устава общины. На материковой части Украины среди других конфессий мы сделали это одними из первых. Более того, в Харьковской области, которая сейчас насчитывает более 500 различных религиозных объединений, наше свидетельство значится под номером 3. Так и должно было быть в городе, имевшем когда-то две мечети. Совершенно точно, что именно нашему смелому примеру вскоре последовали мусульмане соседних областей.

Потом, альхамдулиллях, возобновился пятничный намаз. А затем началась длительная и настойчивая работа, а иногда и борьба, за возвращение трех зданий бывшего мусульманского комплекса, из которого сохранились мектеб и два других вспомогательных помещения.

В три этапа, в течение 1992-1994 годов, нам вернули мектеб. Вскоре после ремонта, над ним поднялся символ ислама – полумесяц, засвидетельствовавший своим видом, что в многоконфессиональном Харькове свое место имеют и мусульмане. Из арендуемых помещений занятия мусульманской воскресной школы перенеслись в возвращенное наше собственное здание (бывший мектеб). Там же, в историческом здании, ставшем временной мечетью, стали совершать пятничный намаз.

Возвращение двух других зданий затянулось еще на 6 лет и закончилось нашей победой только осенью 2000 года. В итоге, последняя, восьмая по счету семья, была отселена Горисполкомом из зданий, построенных нашими прадедами для совершения молитвы и обучения.

Еще более драматичным оказалось начало строительства мечети на историческом месте. Торжественное собрание по поводу первого ковша земли на стройке прошло в начале осени 1998 г. На этом месте он оказался первым и последним. По требованию жильцов соседних домов место под будущий мусульманский храм переместили ближе к зданию бывшего мектеба. За зиму переделали проектную документацию, и летом 1999 года вновь после торжественного собрания заработал экскаватор.

Но проработал он недолго. На этот раз, утверждая, что строительство мечети приведет к разрушению соседних ветхих домов, несколько жильцов просто сели в ковш экскаватора. Проблема строительства пробрела характер внутригородского конфликта. Отдадим должное тем, кто проявил в эти дни одновременно и терпимость и настойчивость. Совместно с городскими властями руководство общины нашло оптимальное решение: Горисполком срочно отселит из двух наших исторических зданий четыре семьи, а после сноса этих зданий строительство мечети будет происходить с еще большим приближением к месту ранее снесенной мечети.

Вновь перерабатывался проект, ремонтировались новые квартиры отселяемых жильцов. Только осенью 2000 года, наконец, был вырыт котлован под фундамент. Торжественного собрания не проводили. Все устали от ожиданий и опасались новых неожиданностей.

В эти же годы произошло еще много важных для нас событий. Стали дипломированными имамами Халим Бурханович Хабусев и Талип Фатифович Ахметов, пройдя подготовку и сдав экзамены при Духовном управлении мусульман Татарстана. Воскресная школа разрослась до 7 групп детей и взрослых и временами насчитывала до 90 учащихся. Удалось расширить мусульманский квартал 14-го городского кладбища, чему предшествовал его погром с разрушением более ста надгробий (в 1995 г.). И большая группа наших верующих, главным образом те, кто многие годы хранил нашу веру, в 1997 г. совершили поломничество в Мекку.

 
Вознаграждение

Терпение и усилия мусульман вознаградились внезапно и по самому высокому счету. Во время окончания рытья котлована, чуть левее будущего михраба, ковш вдруг обнаружил конечную часть кирпичного фундамента старой мечети. Старики, помнившие ее с детских лет, плакали, а у молодых наворачивались слезы.

Если смотреть на этот факт со светских позиций, то можно говорить о торжестве исторической справедливости. А если с исламской – это знамение. На уже когда-то освященном месте сомкнулись фундаменты старой и новой мечетей, второй продолжает первый.

В этом событии или свершении видится еще одна сторона. У общины был ният (намерение) воссоздать на историческом месте мечеть в ее прежнем внешнем облике. Иногда думается, что Аллах (Свят Он и Велик), трижды испытав глубину нашей веры и воли, в конце испытания – вознаградил. 2-го сентября 2000 г., в день празднования 95-летия основания мусульманского культового комплекса и 10-летия новой легализации общины, в торжественной обстановке на уже сооруженный фундамент наши имамы Халим Хабусев и Талип Ахметов и автор проекта уважаемый Ильяс Тагирович Муратов уложили на месте будущего михраба несколько кирпичей из фундамента бывшей «магометанской мечети».

 
Последнее пятилетие

Следующие пять лет наполнились множеством событий – печальных, тревожных, будничных и радостных. Ушли из земной жизни имам Талип Ахметов (март 2004 г.) и автор проекта воссоздаваемой мечети Ильяс Муратов (апрель 2005 г.). Потери внезапные и невосполнимые. Остро стал вопрос о новом квартале на кладбище для мусульманских захоронений. В этом году он уже достиг критической черты; ведутся переговоры и переписка с городскими и областными властями. Два года (2003-2004 гг.) не поступали значимые для продолжения строительства мечети пожертвования. Из года в год понемногу уменьшается численность обучающихся в воскресной мусульманской школе, в то же время, вернулся в общину после трех лет обучения в Исламском университете (Донецк) Ренат Ахметов, а его младший брат Рамиль поступил в Исламский университет в Саудовской Аравии (Медина).

Еще одна, уже вторая группа мусульман совершила хадж в Мекку и побывала в Медине (2002 г.). За летне-осенний период прошлого года возведены стены мечети и учебно-административного блока. Наконец поднялось настроение прихожан, и надежды старейшин общины на совершение намаза в воссоздаваемой мечети приумножились. Появилось несколько харьковских семей, эффективно принимающих участие в строительстве мечети. Но в то же время, наши просьбы о помощи к украинским и зарубежным организациям и отдельным известным личностям пока остаются безответными или с неопределенными сроками в будущем.

Год накануне 100-летнего юбилея мы считали особо ответственным, и был он полон всяких планов и забот. Лишь весной удалось завершить кровлю. Летом, как бы внезапно, появились целевые пожертвования на возведение минарета и купола. Хотя иногда возникали, казалось бы, безвыходные ситуации, но, Слава Всевышнему, новые пути открывались вновь и вновь.

21 сентября установили полумесяцы на блестевшие золотом минарет и купол. Это были волнующие и счастливые мгновения! Через сто лет на том же месте мы повторили то, что сделали наши предки! Наша Соборная мечеть оказалась нерушимой, ибо воссоздана в прежних контурах! Вряд ли кто-то из разрушавших ее мог такое предположить. На следующий день, 22 сентября, в стенах еще не завершенной мечети провели первый пятничный намаз. Старики плакали, они дожили до своей мечты.

А еще через день, 23 сентября 2006 г., мы вместе с гостями из Донецка, Луганска, Запорожья и Киева праздновали столетний юбилей харьковской Соборной мечети. Это был праздник души и счастливых слез на кануне Священного Рамадана. Как символическое совпадение, в эти же дни нас наконец уведомили, что горисполком удовлетворил до 2008 г. наше ходатайство о продлении истекших сроков строительства. За два года нужно успеть начать и завершить внутренние и наружные отделочные работы, обустроить двор, поднять забор… Хватило бы средств и сил. Будем за это молиться.


Источник: газета "Арраид"

Комментарии  

Едуард
26.07.2016 20:08 Ответить
7 квітня 1922 року до мечеті заявилася комісія з вилучення коштовностей в особі тов. Анохіна. Віруючих, згідно з актом, представляли громадяни Біктеміров, Узбяков, Хісімутдінов. Не взяли нічого, бо взяти було нічого. І навіть інвентарної книги не було. "По закону ценности не полагаются" - говориться в акті.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх