Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Религиозное знание и претенциозное знание

Print

Исламские ученые всегда чтили знание превыше всего.

Тем более это касается великих имамов Абу Ханифы, Малика, аш-Шафии и Ахмада ибн Ханбаля.

В то же время их почтение перед знанием родилось из глубокого понимания того, что значит религиозное знание для веры и жизни в вере, и поэтому они пренебрегали вопросами, которые не имеют практической ценности, а задаются только для того, чтобы похвастаться эрудицией или вызвать общественную полемику.

В этом смысле хорошим примером может служить имам Малик. В своем стремлении постичь истину этот человек отличался исключительным смирением и был согласен черпать знание из любого надежного источника.

В его глазах был важен каждый, кто мог его чему-то научить. Он с готовностью учился даже у своих учеников и мог изменить свои взгляды, если им удавалось убедить его в своей правоте. Он всегда без колебаний склонялся перед истиной, откуда бы она ни исходила.

Таковы действительно великие ученые. Они готовы учиться всегда и у всех, лишь бы сделать еще один шаг к истине. И они не ставят под сомнение достоверность услышанного только потому, что кому-то оно открылось раньше, чем им.

Несмотря на страсть к познанию, Малик не любил вопросы о сложных и ненужных вещах, не имеющих отношения к религиозной или мирской жизни.

Однажды в кружок его учеников пришел человек и, сославшись на аят «Милостивый утвердился на троне» (Коран, 20:5), спросил:

«А как Он это сделал?»

От этого вопроса имам Малик очень разгорячился, он стучал костяшками пальцев по голове и вспотел так, будто у него лихорадка, а потом сказал:

«Известно, что Он утвердился, а как – об этом нельзя судить, но обязательно в это верить. И спрашивать об этом – ересь! Я думаю, что ты еретик и приверженец нововведений!» — приказав вывести этого человека.

Возможно, это был тот случай, когда репутация опережает человека, и Малик уже знал о нем нечто, что послужило причиной так отнестись к его вопросу. Во всяком случае, он никогда не был строг с теми, кто действительно был в замешательстве и искренне хотел узнать правду.

Полезные знания о религии делают нас ближе к Аллаху, показывают, как снискать Его довольство, с ними мы становимся смиреннее и искреннее.

Точно так же полезное мирское знание помогает нам в жизни, позволяет удовлетворить материальные потребности. В этом отношении имам Малик давал следующий совет:

«Ищите то, что приносит вам пользу днем и ночью, и занимайтесь этим».

Аль-Вакиди описывал кружок Малика следующим образом:

«Его собрание было собранием достоинств и знаний, и он был уважаемым и благородным человеком. Там не было ничего из шума и лицемерий, никто не поднимал голоса. И когда его о чем-то спрашивали, то ему не говорили "Откуда ты это взял?"».

Точно такой же подход мы наблюдаем у ученика имама Малика, Мухаммада ибн Идрис аш-Шафии. Прежде всего, он был предан религиозному знанию. Он старался не отвлекаться на тривиальные вопросы, не тратить время на их обсуждение. Что касается его отношения к знаниям вообще, то он говорил:

«После выполнения религиозных предписаний нет ничего лучше, нежели получение знаний».

«Величайший дар, каким может быть одарен человек, достался пророкам. А для всех остальных величайшая вещь – это знание и понимание религии», — говорил аш-Шафии.

Он считал, что стремление к религиозному знанию ведет нас к пониманию призыва пророков, и это – кратчайший путь, чтобы приобщиться к их пророчеству.

Хотя знание – это величайшая ценность, а обладание им – огромная честь, им не следует пользоваться ради славы и признания.

По словам ученика имама аш-Шафии Аль Раби ибн Сулеймана аль-Муради, его учитель говорил:

«Бахвальство знанием ожесточает сердце и делает человека мелочным и злым».

Аш-Шафии порицал тех, кто выставлял напоказ свои знания, и бесконечные споры, которые частенько затевали его ученики, особенно, если главной их целью было разгромить оппонента.

Нередко предметом обсуждения становились спорные и каверзные вопросы. Бессмысленность большинства их них огорчала имама, по этому поводу он сказал:

«К унижению знания относится спорить со всяким, кто пытается с тобой спорить, и говорить со всяким, кто пытается с тобой говорить».

Есть множество вещей, которых ученикам следует избегать, не тратить на них время и силы.

Однажды Абу Саур предложил имаму аш-Шафии написать книгу об ирджа' – еретическом представлении, что при наличии веры грехи не навредят человеку в загробной жизни. На что аш-Шафии сказал:

«Просто оставь это».

Аль-Шафии не любил схоластику. Он считал, что погружение в академическое богословие никак не помогает приблизить сердце к Аллаху. Неопытным ученикам нравится задавать гипотетические вопросы, но истинные факихи редко берутся на них отвечать, несмотря на свою глубокую осведомленность и огромные знания (или именно из-за этого!).

Несомненно, у имама аш-Шафии знаний было более чем достаточно, чтобы отвечать на подобные вопросы. Но он этого не делал. Он говорил:

«Если бы я захотел составить большую книгу о каждой вещи, противоречащей (Шариату), то сделал бы это. Однако относительно калама я бы ничего не написал, ибо я не хочу, чтобы меня вообще что-либо связывало с ним».

Этот ученый занимал слишком высокое положение, чтобы снисходить до споров и диспутов. Если бы он занимался подобными вещами, возможно, он никогда бы не оставил после себя такие фундаментальные труды, как «Ар-Рисаля» и «Аль-Умм».

Впрочем, если обстоятельства того требовали, то Шафии участвовал в дискуссиях на ту или иную тему. Но тогда он ограничивался лишь прояснением рассматриваемого вопроса и не вступал в прения.


Источник: OnIslam.net

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх