Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Штрихи к портрету Номана Челебиджихана (часть 1)

Print

Часть 1  Часть 2

В 1912 году А. Медиев, а в 1914 году – И. Гаспринский, ушли из жизни; неумолимо пришел их смертный час. Однако, это не остановило борьбу за национальное возрождение. Идеи национального возрождения упали не на сухую почву. На историческую сцену вышло молодое поколение. Самым выдающимся его представителем был великий герой крымскотатарского народа Номан Челебиджихан. Предлагаемый вниманию читателей материал специально подготовлен для публикации по случаю очередной годовщины трагической гибели Номана Челебиджихана.

В конце XIX-го века Исмаил Гаспринский и его соратники начали борьбу с невежеством и темнотой. Важнейшим средством в этом деле была газета «Терджиман» («Переводчик»). «Единство в слове, в деле, в мысли», – таков был лозунг Гаспринского, который усматривал спасение народа от тирании в образовании и просвещении, призывая людей к этому.

Он приложил все силы для пробуждения общетюркского и общемусульманского сознания, и достиг в этом известных результатов. Газета «Терджиман» и самоотверженная работа Гаспринского, ее основателя, вместе с единомышленниками, дали толчок национальному пробуждению, стали корнем и опорой национального движения, от которого стали отпочковываться побеги.

В 1905 году начала свою деятельность группа, назвавшаяся «Молодые татары», предводителем которой был Решид Медиев из Белогорска. Ранее Медиев разошелся с И. Гаспринским в некоторых вопросах, хотя всегда высоко оценивал его заслуги перед народом. «Молодые татары» в 1906 году начали издавать газету «Учкъун» («Искра») в Бахчисарае. Однако, прекратив вскоре ее выпуск, Р. Медиев вместе с Сабри Айвазовым начали издавать в Белогорске газету «Ватан хадими» («Служитель отечества»).

Хотя пути «Терджимана» и «Ватан хадими» несколько различались, у них была общая цель: национальное пробуждение и спасение нации, а также понимание того, что для этого одних красивых слов недостаточно.

В 1912 году Р. Медиев, а в 1914 году – И. Гаспринский, ушли из жизни; неумолимо пришел их смертный час. Однако, это не остановило борьбу за национальное возрождение.

Идеи национального возрождения упали не на сухую почву. На историческую сцену вышло молодое поколение. Самым выдающимся его представителем был великий герой крымскотатарского народа Номан Челебиджихан.

Появившийся на свет в 1885 году, в деревне Сонакъ, что около Джанкоя, Номан Челебиджихан и его соратники, включившись в борьбу за национальное спасение и начав проявлять активность в этом направлении, открыли новую и навечно сохранившуюся страницу в истории крымскотатарского народа....

 
Годы детства и учебы Номана Челебиджихана

... Бескрайние степи... Прекрасные, чарующие, просторные, мощные, одновременно щедрые и скупые степи. Здесь, в расположенной среди степей деревне Буюк-Сонак, в 1885 году в семье Ибрагима Челеби появился еще один ребенок. Мальчику дали имя Номан.

Мальчик был очень чувствительным, нетерпимым к несправедливости и задумчивым ребенком. Его детство, пока отец был богат, проходило в родном Буюк-Сонаке, среди обширных степей, подле любимого коня. Он проводил все время с работавшими на отца батраками, пастухами, подпасками, сезонными рабочими, с простыми сельскими людьми, то, что он – ребенок из богатой семьи и благородного происхождения, он не показывал ни словом, ни делом, да и сам этого не ощущал.

Номан от природы был милосердным ребенком, но не умел плакать. Мало кому доводилось видеть его плачущим. Он обладал сильной любовью, волей и духом: сказанное делал и никогда не отказывался от своих слов, ему было свойственно хладнокровно и настойчиво выполнять обещанное, он избегал всего ненужного, всяких преувеличений, всего пустого, – так рос этот ребенок. Слова «сдаться» для него не существовало. Какие бы трудности и препятствия не встречались на пути, «его лицо бледнело, лоб покрывался испариной, но не было слез, он одухотворялся и словно парил».

Начальное образование Номан получал в сельской школе. Но ему пришлось оставить ее: десятки школ в Крыму, а в их числе и школа в деревне Буюк-Сонак, были закрыты царской властью. Сотни и тысячи крымскотатарских детей лишились возможности учиться и получать знания.

Спустя десять лет Номан отобразил это чудовищное событие в своем рассказе «Молитва ласточек». Чтобы он не оставался необразованным и невежественным, Абдулалим Челеби и Эбу-Бекир Челеби оказывали ему материальную помощь на первых порах. После того, как по приказу царской власти закрылась местная сельская школа, они отдали Номана в медресе Акъчора, которое находилось в окрестностях Джанкоя. Проучившись здесь некоторое время, Номан перешел в среднюю школу в Симферополе. Но и здесь он не задержался надолго; продолжил обучение в Бахчисарае, в медресе Зынджырлы.

 
Формирование революционных идеалов Номана Челебиджихана

Конечно, учеба в медресе не удовлетворяла врожденную любознательность Номана. Стремясь к знаниям, он читал все, что попадало под руку, учился; разделял мысли и идеи Исмаила Гаспринского относительно того, что единственным путем, который может избавить крымских татар от невежества и тирании является путь к независимости.

Регулярно читая «Терджиман», молодой Номан усматривал главные причины гнета и тирании в общенациональном невежестве. Однако, произошедшая в России революция 1905 года, внесла важные коррективы в его мысли и представления, а именно, он начала понимать необходимость более радикальных действий.

На созревание и уверенность его революционных мыслей большое влияние оказала издававшаяся А. Медиевым газета «Ветан хадими» («Слуга Отечества»). Он читал тайно распространявшиеся в Крыму русскими революционерами брошюры; также, Номан начал понимать, что для пробуждения крымско-татарского народа, для изменения его жизни, нужно, чтобы он взял свою судьбу в свои руки.

Но русская революция быстро закончилась, подобно тому, как быстро сгорает бурьян в поле, а царские чиновники начали беситься еще больше, это вызывало у Номана тысячу и один вопрос. В это время, в Крыму, среди крымских татар не было, в отличие от русских, ни одной значительной политической организации. Газеты «Терджиман» и «Ветан хадими» не были организациями, обладающими популярными политическими и революционными программами.

Помимо этого, консерваторы и либералы вели споры относительно религиозных вопросов, противоборствовали в общественных вопросах, это стало одной из причин того, что крымскотатарская молодежь, подобно русским революционерам, была вынуждена пойти своим путем. Революционная встряска, случившаяся в 1908 году в Турции, не прошла даром.

 
Номан Челебиджихан в Стамбуле

Номану, который с детства общался с батраками, рос вместе с простыми односельчанами, пришлось своими глазами увидеть существование классового расслоения на примере издевок царских чиновников; это оказало большое влияние на формирование его образа мыслей.

Также, в этих вопросах Номан разошелся во мнениях со своим отцом. Это, в свою очередь, породило взаимное непонимание между отцом и сыном, и это непонимание иногда принимало резкий оттенок.

То, что отец разорился, в итоге оставило пятно на родовой чести, и это угнетало Номана. Он, с несколькими рублями в кармане, уехал в Евпаторию. В 1906 году, при помощи дядей по отцу, Абдулалима Челеби и Эбу-Бекира Челеби, он уехал в Стамбул. Там он, сначала в Атбазаре, потом в Карагумрюке, начал вести жизнь бедного студента. В Стамбуле, сначала в средней школе Мерджан, потом в религиозном заведении, продолжил получать образование. Он специализировался на юриспруденции.

Номан жил в Карагумрюке, снимая комнату вместе с несколькими другими товарищами, студентами из Крыма. Известный крымскотатарский поэт и общественный деятель, Шевхи Бекторе, оставил интересные воспоминания о жизни Номана Челебиджихана в Стамбуле:

«Я с ним лично познакомился в 1908 году... Сразу было заметно, как сильно он выделялся на фоне своих товарищей своим превосходством. Он опрятно одевался, любил порядок. Был высокоморальным и экономным. Не курил и не пил спиртное. Не тратил время попусту, много читал и много работал.

Челебиджихан был чуть выше среднего роста, стройным и здорового телосложения. Движения его были ловкими, а походка ровной. Идя, он немного наклонял голову, не смотрел по сторонам, и вел себя очень серьезно. В манере одеваться он обладал просто идеальным вкусом.

И хотя уже прошло более полувека с тех пор, он встает у меня перед глазами, словно я его видел вчера: всегда чистые, густые и иссиня-черные волосы, подстриженные на уровне затылка, сросшиеся брови, густые усы, чуть светлее волос на голове, очень приятный, чрезвычайно горячий, с пшеничного цвета лицом, умные, темно-каштанового цвета, горящие огнем глаза, внушающие веру в себя, – таким был этот человек.

Он носил модные тогда среди учащейся молодежи пиджак, покроя типа редингот, из черной шерстяной ткани, жилет, с карманом для часов, и очень модные черные брюки в белую полоску. Вместо рубашки, он носил накрахмаленную манишку, со стоячим белым воротником и манжетами, а на шее он завязывал с особым вкусом большой галстук в виде бабочки из черного шелка с галунами, 20 сантиметров шириной. Этот оригинальный галстук привлекал внимание окружающих. Питавшие к нему симпатии крымские девушки шутили: «дует ветерок, а бабочка, как парус».

В те времена не принято было ходить с непокрытой головой ни среди мужчин, ни среди женщин. Мужчины одевали на головы характерные красные фески с кисточками... Челебиджихан всегда, когда находился в Стамбуле, носил красную феску, а приехав в Крым, одевал черную каракулевую крымскотатарскую шапку.

Среди молодежи было очень модным носить очки-пенсне. Но Челебиджихан не попал под влияние этой жеманной и преходящей моды. В Стамбуле, в дождливый или солнечный день, он выходил с черным зонтиком, но это было необходимостью (а не данью моде).

Для ведения пристойного образа жизни, ему приходилось расходовать и свои умственные силы, и здоровье, и время, и деньги. Этот человек был очень серьезным, надежным, заслуживающим доверия в жизни, терпеливо сносящим трудности, щедрым, трудолюбивым, терпеливым, приветливым, обладающим глубоким и широким кругозором, не переносящим фальш, и никогда не проявляющим ее по отношению к другим».

Номан Челебиджихан продолжил свое образование на юридическом факультете Стамбульского университета. Обладая острым умом, искренней и безграничной любовью к Родине, нации и родному языку, а также зрелостью суждений, он быстро получил признание и проявил себя среди обучавшихся в Стамбуле крымских студентов. 

В 1908 году он организовал общество из таких же, как и он сам, молодых крымских татар, приехавших учиться в Стамбул. 

Эта организация была названа «Общество крымскотатарской учащейся молодежи», оно несколько походило на уже существовавшее общество «Молодые тюрки», его члены проявили готовность трудиться для выведения Крыма на путь свободы. Общество возглавил Н. Челебиджихан. 

Члены общества, трудясь для спасения Крыма, писали стихи, рассказы, исторические и политические статьи и издавали брошюры, распространяли их среди крымских татар, осмысляли опыт революционных событий 1908 года в Турции. «Общество крымскотатарской учащейся молодежи» просуществовало вплоть до 1917 года. 

 
Номан Челебиджихан в Санкт-Петербурге 

В 1912 году Номан Челебиджихан с отличием окончил Стамбульский университет, обладая определенным авторитетом и желая трудиться на благо родного народа, он вернулся в Крым. 

Однако, не задержавшись надолго, он уехал в Санкт-Петербург. Цель поездки Н. Челебиджихана заключалась, во-первых, в желании продолжить образование, а во-вторых, поближе познакомиться с деятельностью русских революционеров. 

Имея в кармане деньги только на дорогу до Петербурга, Челебиджихан был вынужден жить очень бедно в столице России. Он работал укладчиком камней на строительстве мостовых, познакомился с русскими, с Петербургом, который был колыбелью революции и революционного духа, поступил на учебу в институт Психоневрологии. В институте Психоневрологии он учился на юридическом отделении. 

По причине безденежья, Н. Челебиджихан заболел и не мог уделять достаточного внимания занятиям. В то время, в Петербурге и Крыму существовали общества вспомоществования нуждающимся студентам. Но Номан Челебиджихан, каким бы трудным ни было его положение, не обращался за помощью к землякам. А петербургское общество не проявило понимания, и не оценило должным образом способности Челебиджихана и его возвышенную любовь к знаниям. Таким образом, самые трудные дни своей жизни Челебиджихан провел в Петербурге. 

Несмотря на безденежную жизнь в Петербурге, невзирая на все лишения и невзгоды, Номан Челебиджихан в институте Психоневрологии общался с профессорами и студентами, имевшими передовые взгляды, размышлял над тем, почему русские смогли добиться больших успехов в сфере науки, сравнивал их с крымскими татарами, очень переживал, обдумывал пути улучшения положения крымскотатарского народа и достижения им свободы. 

 
Женитьба Номана Челебиджихана 

У Челебиджихана был друг, Достмамбет Аджы, который проживал в Евпатории, он советовал ему жениться на дочери Сеита Абди Аджы, члена одного из самых старых и богатых семейств Евпатории. У родителей кроме этой дочери и ее малолетнего брата не было детей, и, женясь на ней, Номан мог бы чувствовать себя свободно, улучшив свое положение. Друг ручался за положительный исход сватовства. 

Номан Челебиджихан любил другую девушку. И это предложение его несколько смутило. Поскольку Сеит Абди Аджы был очень богатым, он опасался, что товарищи будут шептаться за его спиной, говоря, что он «продался за деньги». Но у этого дела была и другая сторона. 

Положение отца Номана было очень плачевным. Семье не откуда было ждать материальной помощи. Для того, чтобы закончить учебу, достичь чего-то в жизни, свободно посвятить себя решению проблем народа, Челебиджихану многого не хватало. Трезво все взвесив и посоветовавшись со своим другом, Дж. Сейдаметом, он написал письмо Достмамбету, объяснив, что готов жениться на этой девушке, но для того, чтобы закончить учебу, ему придется забрать супругу с собой в Петербург. 

Также, он подчеркнул, что собирается посвятить всю жизнь науке и служению родному народу. Его пожелания и объяснения были встречены с пониманием. Номан Челебиджихан приехал в Крым и женился на дочери Сеита Абди Аджы. Вскоре после свадьбы, он забрал супругу в Петербург и продолжал учиться. Теперь он мог сосредоточить все силы на достижении главных целей своей жизни... 

 
Муфтий-реформатор 

Когда мы говорим о Номане Челебиджихане, то практически всегда упоминаем тот факт, что он был муфтием Крыма. Однако, почти полностью отсутствует какая-либо информация о том, что же он успел сделать, занимая этот пост. Больший акцент при описании этого периода его жизни всегда делается на политическом аспекте работы Номана Челебиджихана. 

Тем не менее, мы можем выделить, на основании документов, некоторые важные моменты и практические шаги, предпринятые Челебиджиханом в качестве муфтия. 

Также, следует отметить, что он был муфтием не только Крыма, но всех мусульман западной части бывшей Российской империи (то есть, включая мусульман всей Украины, Литвы и Польши). 

На должность Номана выдвинул народ, он стал первым и последним муфтием с момента присоединения Крымского ханства к Российской империи, который был избран с такой широкой поддержкой масс. Это избрание было далеко не случайным. Ведь Номан Челебиджихан изучал Исламское богословие в Турции, имел основательные религиозные знания и мораль настоящего мусульманина... 

На посту муфтия Номан Челебиджихан начал внедрение реформ и усовершенствование работы самого муфтията. В частности, все имамы и духовные лица должны были сдать экзамен на предмет знания ими необходимых для осуществления ими своей профессиональной деятельности дисциплин. 

Этот экзамен действительно проводился в реальности. Цель мероприятия заключалась в том, чтобы очистить ряды мусульманского духовенства от недобросовестных и малограмотных представителей. Помимо экзамена, Челебиджихан старался реформировать и усовершенствовать систему мусульманского образования в Крыму. 

Также, Номан Челебиджихан оптимизировал управленческие функции муфтията и систему Шариатских судов, здесь ему пригодилось образование юриста. И, наконец, очень большое внимание он уделял правам женщин, тому, чтобы они могли ими пользоваться в соответствии с предписаниями Ислама, и не подвергались произволу и угнетению со стороны мужчин. 

Менее чем за год своей деятельности в муфтияте Номан Челебиджихан смог обозначить правильные и актуальные даже в наше время направляющие развития мусульманской уммы. 

Эти аспекты деятельности выдающегося сына крымскотатарского народа, несомненно, требуют самого пристального внимания и глубокого осмысления... 

Ноябрь и декабрь 1917 года были исполненным огромного значения периодом в политической и культурной жизни крымских татар. Были открыты национальный музей, в ханском дворце, а в среднем медресе – педагогический институт имени Исмаила Гаспринского и школа национального искусства. 

В связи с этим газета «Миллет» сообщала на своих страницах:

«Умирают государства, правительства и люди, но нации продолжают жить и ищут пути спасения от гнета… Наша нация, несмотря на 150 лет неволи и беспросветного угнетения, выжила. Крымские татары сегодня собираются под флагом свободы, и, шагая по одному пути к общей цели и к единому идеалу, проявляют сплоченность, как в давние времена. 

Подобно своим предкам, державшим в одной руке перо, а в другой – меч, крымские татары сегодня с одной стороны строя культурные учреждения, с другой стороны учреждают национальные органы. Сегодня крымские татары являются нацией, которая мечтает жить свободно, по-новому. Крымские татары уверены, что доказали свою разумность и жизненную силу, и надеются, что их сегодняшние чаяния и желания будут уважены другими нациями, как они сами уважают таковые других наций», – так писалось в газете. 


Источник: Ислам в Украине

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх