Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Кейт Эллисон: Первый мусульманин в Конгрессе США – год работы

Сейчас внимание Кейта Эллисона занято общиной американских мусульман.

Print
Антитеррористическая истерия, последовавшая за событиями 11 сентября 2001, привела к тому, что американские мусульмане стали одним из самых гонимых меньшинств в стране.

Одиннадцать месяцев прошло с тех пор, как первый мусульманин – Кейт Эллисон (Keith Ellison) из Миннесоты - стал членом Конгресса. Все это время он, будучи постоянной мишенью для нетерпимых фанатиков, исполнял свою роль защитника интересов мусульманской общины.

Его стремительный взлет с поста никому не известного адвоката сопровождался единодушной поддержкой американских мусульман. Сейчас Эллисон делает все, чтобы ввести представителей меньшинства, зачастую политически апатичных и, в социальном плане, крайне консервативных, в мир большой политики (а именно, прогрессивное крыло Демократической партии).

Уже будучи избранным Эллисон вынужден был сполна испить горькую чашу чужой ненависти. Он получал смертельные угрозы от «каких-то сумасшедших правых». Терпел издевки одного из самых низкорейтинговых комментаторов CNN Гленна Бека (Glenn Beck), который спросил: «Сэр, докажите, что вы не сотрудничаете с нашими врагами». Вскоре после этого республиканский конгрессмен из Виржинии Вирджил Гуд (Virgil Goode), пытался использовать имя Эллисона в своей оголтелой антииммигранской кампании, направленной против прихода мусульман в политику.

Вершиной клеветнических нападок стало неприкрытое проявление исламофобии. Члены правых организаций и некоторые консервативные блоггеры, при поддержке сайта WorldNetDaily, заявили, что Эллисону не должны были позволять приносить присягу на Коране.

Ответы Эллисона на нападки были находчивы и изящны. Беку он сказал, что не видит необходимости доказывать свой патриотизм кому-либо. Это замечание застало Бека врасплох: совершенно некстати он стал оправдываться, говоря, что не хотел никаких доказательств. Вирджилу Гуду Эллисон ответил, что он – афро-американец, который может проследить свою родословную до времен дореволюционной Америки. Что касается присяги на Коране, он сказал, что в действительности никто не клянется на религиозных книгах, присяга приносится он Конституции, а Библия традиционно используется только для фото. Кстати, только чтобы напомнить критикам о наследии религиозного плюрализма в Соединенных Штатах, стоить заметить, что Коран, которым он пользовался, является изданием 1767, принадлежавшим Томасу Джефферсону.

За следующие восемь месяцев, Эллисон побывал в Сирии и Саудовской Аравии, а также в Кувейте и Ираке. Совсем недавно он вернулся из своей второй поездки по Израилю и Палестине. Он поддержал сенатора и кандидата в президенты Барака Обама (Barack Obama), призывавшего к выводу американских войск из Ирака, был сторонником импичмента вице-президента США Дика Чейни (Dick Cheney). Как бывший адвокат по уголовным делам, стал соавтором законопроекта, восстанавливающего «habeas corpus» - принципа, издревле обеспечивающего защиту человека от произвола государства – который выражается в приказе о представлении арестованного в суд для рассмотрения вопроса о законности его ареста. Также Эллисон выступал за отмену незаконного прослушивания телефонных разговоров и закрытие тюремного блока Гуантанамо. Коротко говоря, Эллисон не только смог постоять за себя, но и стяжал репутацию своего рода «звезды», горячо приветствуемой публикой на всех мероприятиях Демократической Партии.

Сейчас его внимание занято общиной американских мусульман.

Когда речь идет об участии в политической жизни, мусульмане, проживающие в Америке, оказываются одним из самых гонимых меньшинств в Соединенных Штатах. В значительной степени, этим они обязаны антитеррористической истерии, воцарившейся в стране после сентября 2001, демонизации самого ислама и клеветническим кампаниям, которые «оправдывали» войну с терроризмом вообще, и войну в Ираке в частности. «Неделя борьбы с исламофашизмом», организованная крайне правым активистом Дэвидом Хоровицом (David Horowitz) является одним из последних примеров этой удручающей тенденции.

Другой причиной пассивности мусульман в политике является тот факт, что они не всегда знают, за что же им выступать. С одной стороны, в силу своих консервативных обычаев – по данным аналитиков, американские мусульмане приветствуют вмешательство государства в вопросы морали даже в большей степени, чем христиане-евангелисты - они всегда льнули к Республиканской партии. С другой стороны, в свете своих либеральных взглядов на гражданские свободы, социальную справедливость и внешнюю политику, они тяготеют к демократам. Этот феномен во многом объясняет непоследовательность политических пристрастий мусульман в Америке. Во время выборов 2000 они практически единодушно стояли на стороне Буша. Через четыре года маятник их симпатий качнулся в противоположную сторону: 74% мусульман отдали свои голоса за Керри.

Кейт Эллисон намерен заняться обеими составными проблемы – маргинализацией и недостатком политического предвидения – и делает это путем образования и привития мусульманам доверия к американским политическим институтам.

Выступая перед аудиторией, собравшейся в Исламском Центре штата Невада, Эллисон обратился к примеру других меньшинств, преодолевших тернистый путь от полного отсутствия политических и гражданских прав до активного участия в политической жизни страны. Естественно, самым ярким образцом таких меньшинств стали афро-американцы, однако не обошел он вниманием и женщин и латиноамериканцев, подчеркнув важность участия в голосовании и регистрации избирателей.

Во время своей речи он преподал ряд примеров политической активности, прибегнув к теологическому словарю, понятному для среднего мусульманина. Он обратился к истории некоторых мусульманских лидеров, которые сотрудничали с немусульманскими общинами во имя общего блага. Рассказал о достоинствах Американской Конституции, правах, которые она охраняет, и соответствии американских идеалов исламским принципам социальной справедливости. Особое внимание он уделил проблеме бедности и здравоохранения, призвав многочисленных американских мусульман, работающих в этой области, использовать свое влияние и должности для как можно скорейшего введения универсальной системы здравоохранения.

Призыв Эллисона заставил Касима Хана (Qasim Khan), одного из ведущих терапевтов общины, выйти на сцену и пообещать создать национальную организацию мусульманских докторов, которые будут предоставлять бесплатные услуги тем, кто в них нуждается. Он попросил Эллисона войти в состав совета директоров, на что последний дал согласие, «если это будет легально». Скорее всего, оговорка значила всего лишь то, что он хочет проверить, может ли конгрессмен заседать в совете частной организации.

В настоящее время существует две мусульманские клиники – одна из них в Лос-Анджелесе, вторая в Лас-Вегасе – которые предлагают свои услуги неимущим жителям городов. В прошлом году Клиника UMMA из Лос-Анджелеса удостоилась признания Конгресса США. Клиника в Лас-Вегасе возглавляемая молодым активистом и предпринимателем Усманом Маликом (Usman Malik), сейчас работает по выходным и в ближайшем будущем собирается перейти на постоянный режим работы. Как выяснилось после визита Эллисона, доктор Хан почерпнул свою идею на собрании Североамериканского Исламского Общества в Чикаго, затем встретился с мусульманскими докторами-единомышленниками, заинтересованными в филантропии и поддержке национальной организации. Если предприятие увенчается успехом, в этом будет, также, несомненная заслуга Кейта Эллисона.

Однако, своей активной деятельностью, Эллисон вступает в противоречие с изоляционистской позицией, свойственной некоторым американским мусульманам. Перед выступлением один известный арабо-американский бизнесмен отвел Эллисона в сторону:

«Позвольте спросить напрямую», сказал он. «Вы – мусульманин, как Вы можете поддерживать браки среди гомосексуалистов?»

Ни минуты не колеблясь, Эллисон преподал основной урок представительного правления.

«Я политик, а не имам», сказал он с улыбкой. Он объяснил, что дело законодателей – представлять своих избирателей, а не навязывать другим свои религиозные взгляды. Затем, ненавязчиво подчеркнув, что нет никакой непоследовательности в его политических убеждениях и исламской вере, он присоединился к всеобщей молитве, которая проходила в зале, смиренно заняв, несмотря на статус почетного гостя, место в последнем ряду.

Свидетельством того, что взгляды Эллисона созвучны позиции американских мусульман, стал эпизод, произошедший в конце его выступления.

В конце лекции какой-то мужчина, одетый в традиционную одежду, начал ругать Эллисона. «Вы подорвали мою веру», заявил он. «Ваша присяга на Конституции США, стала насмешкой над исламом!» Это типичный аргумент некоторых мусульманских фундаменталистов, которые уверены, что ислам несовместим с демократическим плюрализмом. В ответ конгрессмен спокойно напомнил, что его совесть – единственное, чем он должен руководствоваться, и, на его взгляд, исламский идеал справедливости и равенства очень четко отражен в американской Конституции. Этот прямодушный ответ заставил замолчать фундаменталиста, а остальных зрителей – разразиться бурными аплодисментами в поддержку мусульманского политика.
По материалам «AlterNet.org»

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх