Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Вечные слова Малкольма Икс

Print

 

21 февраля — годовщина смерти афроамериканского исламского духовного лидера и борца за права человека Малкольма Икс, известного также как эль-Хадж Малик эш-Шабазз.

 

Подборка выдержек из книги Малкольма Икс «Любыми необходимыми средствами» (By Any Means Necessary).

Каждая цитата – на все времена.

 

1.

«Я узнал, что нельзя принимать вещи как должное, а потом плакать, что ничего не вышло. Мы должны понять, что мы сами хозяева своей судьбы, но только если прилагаем максимум усилий, чтобы что-то получилось. Ничего в этом мире не принимай как должное, и тогда тебе обеспечен успех».

2.

«Если ты не за это, то ты не за свободу. Это значит, что ты даже не хочешь быть человеком. Ты не хочешь платить необходимую цену. А если ты не хочешь платить, то тебя даже не стоит пускать к нам, людям. Тебя следует держать на хлопковом поле, поскольку ты не человек. Ты животное, и твое место – как лошади, коровы, курицы или поссума – на хлопковом поле, если ты не готов платить цену, которую необходимо заплатить за то, чтобы тебя признали и уважали как человека».

3.

«Вы слышали Линдона Джонсона на прошлой неделе, когда он сказал, что они немедленно пойдут воевать, чтобы защитить свою жизнь, свободу и надежды на счастье? Разве Линдона Джонсона называют жестоким? Нет, говорят, что он хороший президент. Так давайте и мы с вами будем хорошими президентами».

4.

«Без образования в этом мире ты никуда не попадешь».

5.

«Если мы экстремисты, то мы этого не стыдимся. На самом деле, наш народ страдает в крайних условиях, а болезнь крайней тяжести нельзя вылечить умеренными средствами».

6.

«Хотелось бы привести пример. Как бы ни был смел пес, на улице вы можете поймать его, затопать на него ногами. И он убежит от одной вашей угрозы. Хозяин не учил его защищаться. Но, стоит вам войти в хозяйский двор, тот же самый пес будет рычать и кусаться. Почему он рычит и кусается там, а не здесь? Там он рычит и кусается, чтобы защитить хозяина, быть полезным хозяину, а когда угрожают его собственным интересам, он не рычит».

7.

«Обнаруживается, что на Западе есть тенденция определенным образом относиться к любому африканскому лидеру, пользующемуся поддержкой своего народа – обычно Запад относит его к диктаторам… Всех этих людей, называемых Западом диктаторами, Запад обычно считает антизападными, потому что Запад не может говорить им, что делать».

8.

«Мы против них из-за того, что они делают с нами, и из-за того, что они делают с другими. Все, что им нужно, это получить наше расположение, чтобы показать свое расположение и прекратить делать с нашим народом все эти грязные вещи. Это понятно?»

9.

«Выживание капитализма невозможно, прежде всего, потому, что ему нужно из кого-то сосать кровь. Прежде капитализм был подобен орлу, а теперь он больше похож на стервятника. Раньше он был достаточно силен, чтобы сосать чью-то кровь – силен он или нет. Но теперь он стал трусливее, как стервятник, он может сосать только кровь беспомощных. По мере того как народы мира освобождаются, у капитализма остается меньше жертв, чтобы из них сосать, и он становится слабее и слабее».

10.

«Под "насилием" они подразумевают, только когда черный защищается от нападения белого. Вот что они подразумевают под "насилием". Они подразумевают не то, что подразумеваете вы. Потому что они даже не используют слово "насилие" до тех пор, пока им не начинает казаться, что вы вот-вот взорветесь. Когда черный вот-вот взорвется, они называют это насилием. Но белые могут взрываться в отношении черных с утра до вечера, и это никогда не называется насилием. Ко мне даже подходил кто-то из вас и спрашивал не за насилие ли я. Я жертва насилия, и вы жертвы насилия. Но вы настолько привыкли быть жертвами, что узнаете этого в сегодняшней ситуации».

11.

«Каждый раз, когда вы поддерживаете какую-нибудь политическую партию, которая контролирует две трети правительства, и эта партия не сдерживает обещаний, данных вам во время выборов, и вам хватает глупости продолжать идентифицировать себя с этой политической партией, то вы не только болван, но и предатель своей расы».

12.

«Надеюсь, что ни у кого не сложится впечатление, что я временами повышаю голос из неуважения. Это не так. Просто это единственный способ подчеркнуть всю плачевность ситуации, которая так давно продолжается, действительно. И лучший способ помочь нам в Штатах — это чтобы вы пристально следили за проблемой. Когда нас хватают и арестовывают, давайте им понять, что им не следует этого делать».

13.

«Ведите себя со мной правильно, и проблем у нас с вами не будет, пока будете вести себя правильно. А если нет, то ничего хорошего не будет. Чтобы у нас с вами все было хорошо, ведите себя правильно».

14.

«Я не согласен с теми, кто хочет учить наш народ ненасилию, если только они одновременно не будут учить ненасилию нашего врага».

15.

«Никогда не позволяйте говорить вам и мне, что у нас нет шансов – я не хочу этого слышать. Те, кто думает, что у нас нет шансов, забудьте об этом. Шансы есть. Их нет, только когда вы боитесь. Единственное, что лишает вас шансов – это напуганный ум. Когда вы избавляетесь от всего, что вас пугает, то такой вещи, как "нет шансов", просто не существует».

16.

«Я скажу, как есть. Надеюсь, вы так это и воспримете».

17.

«Человек не знает, как действовать, пока не поймет, против чего он действует».

18.

«Одна из худших пощечин, которую получал черный в этой стране, была, когда на прошлой неделе Госдепартамент набрался смелости признать, что американские летчики бомбили беззащитных африканцев в Конго. И это не вызвало ни единого протеста среди наших людей. Негритянские лидеры слишком заняты разговорами о хулиганстве в подземных переходах. Обратите внимание. О хулиганстве негров в подземных переходах, а черным отрывало конечности американскими бомбами, сброшенными американскими летчиками с американских самолетов».

19.

«Во времена рабства, когда люди, вроде меня, говорили с рабами, их не убивали. Вслед за ними посылали какого-нибудь негра из домашней прислуги, чтобы опровергать то, что он сказал. Почитайте историю рабства.

Было два типа негров: негр из домашней прислуги и негр, работавший в поле. Негр-слуга приглядывал за своим хозяином. Когда негры с полей слишком забывались, он брал их под контроль – возвращал на плантации.

Негр-слуга мог себе это позволить, потому что он жил лучше, чем негр, работавший в поле: лучше питался, лучше одевался, жил в лучшем доме. Он жил рядом с хозяином – на чердаке или в подвале. Ел ту же еду, что и хозяин, носил ту же одежду. И мог говорить так же, как хозяин – с хорошими манерами. И он любил своего хозяина больше, чем тот сам себя любил. Поэтому он не хотел, чтобы хозяин как-нибудь пострадал.

Если хозяину было больно, он говорил: "Что случилось, господин? Мы больны?". Если хозяйский дом загорался, он старался потушить пожар. Он не хотел, чтобы хозяйский дом сгорел. Он ни за что не хотел, чтобы пострадало хозяйское имущество. Он оберегал его больше, чем сам хозяин.

Таким был негр-слуга.

Но были и негры с полей, они жили в хижинах, и им было нечего терять. У них была самая плохая одежда, самая плохая пища. И они постоянно получали взбучку. Они чувствовали удары кнута. Они ненавидели хозяина. О да, ненавидели. Если хозяин заболевал, они молились, чтобы он умер. Если хозяйский дом загорался, они молились, чтобы ветер дул посильнее. В этом заключалась разница между ними.

И сегодня по-прежнему есть негры-слуги и негры с плантаций…»


Источник: DOAM

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх