Туркан-хатун — великая женщина в мусульманской истории

Print

Эта статья написана по материалам книги турецкой писательницы Бахрие Учок (Bahriye Üçok), благодаря которой память о правительнице Туркан-хатун не была предана забвению.

Туркан-хатун известна как владычица мусульманского государства Керман, которое в  XIII веке было расположено на юге современного Ирана. Чтобы понять, каким образом женщина возвысилась до положения правительницы нового мусульманского государства, давайте рассмотрим историю его основания.

Эмир идолопоклонников каракитаев Барак-Хаджиб захватил область Керман в 619 году хиджры (1222 г.) и основал на этих землях свое государство. Через некоторое время проходивший через Керман хорезмшах Джелаладдин женился на дочери Барак-Хаджиба, который объявил себя вассалом хорезмшахов. Между тем Джалаладдин под беспощадным натиском монголов отступил, а Барак-Хаджиб, поняв, что превосходство теперь на стороне монголов, поспешил принести присягу на верность Чингисхану.

Кроме того, он выдал одну из своих дочерей Севиндж-Туркан за сына Чингисхана — Чагатая. В ответ монголы пожаловали ему титул «Кутлуг-хан».

Помимо Кермана, Барак правил и территорией Систана. Идя против политики хорезмшахов, он сообщил халифу, что принял ислам, и попросил у него титул султана, после чего халиф ан-Насир даровал ему титул «Кутлуг-султан».

У Барак-Хаджиба было четыре дочери (одна из них Туркан-хатун) и один сын. Туркан-хатун была супругой племянника Барака Кутбуддина Мухаммеда. Согласно завещанию Барак-Хаджиба, Кутбуддин был наследником престола.

Летописцы отмечают, что успех Кутбуддина, который умер в 655 году хиджры (1257 г.), заключался в том, что ему хватало здравомыслия прислушиваться к мудрым советам своей жены Кутлуг-Туркан.

После смерти Кутбуддина на совете знати и эмиров Кермана с участием некоторых монгольских эмиров было единогласно решено передать управление государством Туркан-хатун, которой они и принесли присягу.

Узнав о требовании совета, Хулагу-хан, впечатленный тем, что Туркан-хатун имеет такой авторитет, издал указ, которым все государственные дела, большие и малые, передавались в руки этой благоразумной женщины. Туркан много сделала для развития Кермана и благополучия его народа.

После 655 г.х. (1257 г.) Туркан-хатун, пользуясь малолетством своего приемного сына султана Хаджаджа, самостоятельно занималась всеми делами государства. Хотя формально власть принадлежала Хаджаджу, фактически она была передана в руки Туркан-хатун. Они делили трон много лет, полностью доверяя друг другу как мать и сын: один будучи главой номинально, другая — фактически.

Туркан-хатун отправила Хаджаджа во главе большого войска на помощь ильхану Абака-хану, которого атаковала армия правителя Чагатайского ханства Баракогула, намереваясь завоевать Иран. Войско завоевателей уже переправилось через Амударью. Благодаря помощи Туркан-хатун Абака-хан одержал победу, и султан Хаджадж вернулся домой, осыпанный его щедрыми дарами.

К этому времени сторонники Хаджаджа начали внушать ему мысль восстать против мачехи, чтобы править самостоятельно. Однако попытки заговора не увенчались успехом, и Туркан-хатун в течение 20 лет правила Керманом, а ее подданные жили в мире и согласии.

В 1282 году после смерти Абака-хана, который приходился правительнице зятем, Туркан-хатун приказала организовать в память о нем траурную церемонию невиданной пышности. Его преемником стал Ахмед Текюдар. Султана Ахмеда и второго пасынка Туркан-хатун Союргатмыша давно соединяли дружеские узы, сформировавшиеся еще при жизни Абака-хана. Мать Ахмеда Кутай-хатун сыграла немаловажную роль в том, чтобы убедить сына сделать Союргатмыша султаном Кермана и отстранить от власти Туркан-хатун.

Добившись своего, Джелаладдин Союргатмыш выехал в Керман и остановился в местечке Карабаг, где встретил Туркан-хатун в сопровождении дочери Падишах-хатун. Безо всяких околичностей Союргатмыш зачитал ей указ Ахмед-хана. Кутлуг Туркан, за многие годы привыкшая к единоличному управлению Керманом, была так потрясена оскорбительной для нее новостью, что потеряла сознание. Султан Союргатмыш предложил эмирам Кермана, сопровождавшим Туркан, последовать за ним в Керман. И некоторые эмиры и сановники подчинились новому правителю и вернулись вместе с ним в Керман.

В тот же год Союргатмыш взошел на престол. Он повел себя милостиво и великодушно со знатью, поддерживавшей Туркан, и им пришлось присягнуть ему на верность. Единственным, кто хотел отомстить Союргатмышу был Муизуддин Малик-шах, известный своим непокладистым характером. Приближенные Союргатмыша пытались предотвратить мятеж, чтобы сохранить мир в государстве.

Тем не менее, некоторые эмиры задумали убить Союргатмыша и посадить на престол внука Туркан-хатун Суюк-шаха.

Если судить по биографиям других мусульманских правительниц, то вельможи всегда плели интриги, чтобы посадить на трон нужного им человека. Узнав о готовящемся заговоре, Суюк-шах предусмотрительно предупредил дядю. В ответ султан Союргатмыш приказал собрать эмиров на главной площади, где над ними устроили публичный суд и в тот же день казнили.

Расставшись с Союргатмышем, Туркан-хатун отправилась прямо к Ахмед-хану. По обычаю, она привезла с собой множество ценных подарков.

Некоторые вельможи из Кермана, среди них Ходжа Захируддин Йемин уль-Мулк и Таджуддин Сатылмыш, не перешли на сторону султана Союргатмыша, а остались служить Туркан-хатун. По приезду ко двору Туркан-хатун была встречена со всеми почестями, и ей вручили указ, который гласил:

«Султан Союргатмыш и Туркан-хатун пусть правят государством Кутлуг-ханов (каракитаев) равноправно».

Туркан-хатун провела зиму в Земистане, сахиб диван Шемсуддин относился к ней с большим уважением и воздавал все полагающиеся ей почести. С приближением лета она выехала в Джарандаб, однако по дороге заболела и умерла. Это произошло приблизительно в 681 году хиджры (1282—1283 гг.).

Несмотря на то что эта правительница сыграла большую роль в истории государства, ее имя редко упоминается в летописях. О Туркан-хатун не сообщает даже Марко Поло, побывавший в Кермане в период ее правления.


Источник: Mint Press News

Об авторе
Фото отсутствует
Информация отсутствует.