Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Наставления шейха Ваванки

Print

  Юрий Косенко

Шейх Ваванки жил в первой половине 11-го столетия, этот выдающийся Исламский просветитель и проповедник жил в империи Гана (это государство существовало в 750–1076 гг.), большая часть его жизни прошла в городе Кумби-Салех. В то время Ислам только начинал укореняться в этом регионе.

Шейх Ваванки стал одним из первых выдающихся мусульманских деятелей народа сарахуле. По свидетельствам очевидцев, на его хутбы собирались десятки тысяч людей, так что глашатаям приходилось многократно повторять слова шейха, дабы все присутствующие могли их услышать. Проповеди и наставления шейха Ваванки отличаются эмоционально-психологической напряженностью, образностью речи и глубиной мысли. Приводимые в них примеры, хоть и отображают африканскую специфику того времени, остаются актуальными и в наше время.

Шейх Ваванки написал книгу на языке сарахуле под названием «Раздробление скорлупы молотом разума и добывание зерен мудрости пинцетом понимания». Со временем избранные наставления из этой книги были переведены на некоторые другие африканские языки. В частности, в Сенегале в 1981 году был издан такой сборник под названием "Teraanga akk jaama". Ниже мы приводим некоторые из наставлений шейха Ваванки. 

*  *  *

Однажды к берегу океана бежал раненый слон. На скале сидел голубь-слоножер и наблюдал за происходящим. Внезапно слон сорвался с крутого берега и упал в воду. Слон был мертв. Волны подхватили его тело и начали относить от берега. Голубь-слоножер, будучи ненасытным падальщиком, взлетел и сел прямо на слоновью тушу. Он начал жадно клевать ее и пожирать оторванные куски мяса. Пока он был занят поглощением падали, тушу подхватило океанское течение и быстро отнесло ее в открытый океан. Тем временем голубь-слоножер наконец-то насытился. Почувствовав, что больше не сможет проглотить ни кусочка, он поднял голову и увидел, что тушу слона, и его самого вместе с ней, настолько далеко отнесло в открытый океан, что он уже не сможет долететь до берега. Так голубь-слоножер и погиб.

И точно так же большинство людей стремится жадно пожирать блага этого мира, забывая о вечном береге – о мире Грядущем! А когда такие люди осознают, что произошло, то уже, как правило, слишком поздно…Да спасутся мусульмане от уподобления голубю-слоножеру в своем отношении к преходящим благам бренного мира. И да поможет нам Аллах!

*  *  *

Поражает то, как много сил и средств тратят люди для того, чтобы любой ценой настоять на своем. При этом, часто льются слезы и кровь, приходят в упадок дела, целые селения пребывают в запустении. Если в делах повседневной жизни такое поведение порицаемо, то в делах общественной жизни оно просто недопустимо. Мир и благость всегда лучше раздоров и слепой злости.

Я знаю человека, жителя деревни Васакасо, дед которого смертельно поссорился со своим соседом из-за того, что бык соседа затоптал его петуха. Вражда передалась по наследству. Когда это дело предстало перед моими глазами, то я увидел, как мой знакомый начал громко плеваться и браниться при виде некого парня. Я спросил о причине такого поведения, но услышал следующее:

«Эта омерзительная блевотина шайтана и зловонная отрыжка Иблиса, обретшая свое порочное бытие в виде моего соседа, является ядовитым ростком поганого древа. Еще его дед осквернял землю своим топтанием и жизнь моего деда своим присутствием».

Как же я удивился, когда после долгих вопросов так и не смог понять причину вражды. Это дело обрело для меня интерес, я обратился к самым старым жителям Васакасо. И истина открылась мне.

И по Воле Аллаха Всемогущего сие дело обрело свое завершение. Соседи были сведены вместе и вскрыли гнойники вражды, которые зарубцевались кожей взаимопонимания. Знайте же, о мусульмане, шайтан, да будет он проклят, старается представить незначительное существенным, сделать понимание отягощенным грузом вражды, сеять раздор и злость. Иногда, глубина свершенного бывает действительно ужасной. Но часто стоит разоблачить проделку шайтана, и она представляется ничтожной в своей сути и не стоящей заботы, которую ей уделяли, и тогда шайтан становится жалким и униженным.

*  *  *

Как бы вы отнеслись к человеку, который в темноте оказался в некой комнате. Он, ничего не видя, захотел выйти, дабы справить малую нужду. Этот человек не смог нащупать дверь, его мочевой пузырь давал такие позывы, что разум несчастного начал мутнеть. И вместо того, чтобы позвать хозяина или попытаться нашарить выход, он стал отчаянно долбить стену своим лбом! Чем сильнее была его потребность, тем ожесточеннее он долбил головой стену. Хозяин под утро услышал странные звуки. Зашел в комнату и, увидев такую странную картину, попытался образумить гостя и узнать, что ему нужно. Но у того уже пошла изо рта пена бешенства, и он в припадке безумной злости и отчаяния едва не набросился на хозяина. Тот поспешно ушел, оставив дверь открытой. Но гость так увлекся долблением стены головой, что ничего не замечал вокруг. Уже утром, он наконец раздолбил глиняную стену и выполз как жалкий червь наружу. Когда же он удовлетворил свою потребность, то понял всю пагубность содеянного. Это всего лишь пример, но ведь как часто мы становимся подобными такому человеку, когда не слышим и не хотим понять друг друга. И пусть задумается над этим каждый, кому Аллах даровал разум...

*  *  *

Однажды жила на свете обезьяна, а в кишечнике у этой обезьяны жили глисты. Как мы знаем, глисты, чтобы выжить, должны подчиняться определенным правилам. Но один из этих глистов оказался бунтовщиком. Он постоянно говорил:

«Почему я должен ограничивать свое обиталище этим зловонным кишечником поганой обезьяны? Почему вообще нужно соблюдать какие-то правила? Почему я должен сокращать свое тело и стараться удержаться в кишечнике, чтобы не выйти наружу? Зачем нам какие-то ограничения? Лучше я буду делать, что хочу, и посмотрю, что есть за пределами моего узилища».

Бунтовщика пытался уговорить главарь глистов, но тщетно. Глист перестал сокращать свое тело и когда обезьяна испражнялась под манговым деревом, он обрел свободу. Но была ли это свобода? Через пару минут глист был мертв, засохнув под палящими лучами солнца в кучке смрадных обезьяньих экскрементов...

Вы скажете, причем тут глист? Какой смысл у этого рассказа? Зачем нам слушать такие гадости? Но я вам отвечу так. Мусульманин живет в рамках ограничений, которые накладывает на него Шариат. Некоторые недалекие люди начинают бунтовать и говорить, что эти ограничения не столь важны, что главное наслаждаться жизнью и не мешать наслаждаться другим. Они разрывают наложенную на них оболочку ограничений Шариата и полагают, что обретут свободу и наслаждения. Наслаждения действительно ослепляют, но не надолго, подобно тому, как глиста осветило яркое солнце. Когда же наступит Судный День, такой человек поймет, что вместо свободы обрел свою погибель, ибо у него нет больше надежды вернуть все назад, подобно тому, как вышедший с испражнениями глист не способен вернуться назад в кишечник. Размышляйте об этом примере, который настолько непривычен, что надолго западает в голову, и не уподобляйтесь жалкому глисту, не меняйте благо на погибель...


Источник: Cheikhe Vavankii, "Teraanga akk jaama", Dakaar, 1981

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх