«Тарик Рамадан изнасиловал трех женщин, или три женщины согрешили против истины?»

Все это время была очевидной политическая подоплека дела Рамадана

Print

«Мир вам! После девяти с половиной месяцев заключения, в пятницу, 16 ноября 2018 года, я был освобожден. Я невиновен по всем выдвинутым против меня обвинениям и буду продолжать бороться за свои честь и достоинство…»

Эти слова появились на странице профессора Тарика Рамадана в Facebook вскоре после его условного освобождения, объявленного Парижским апелляционным судом.

Как отмечает ГолосИслама.RU, его залог был установлен в размере 300 000 евро (340 000 долларов США) и требует от него сдать свой паспорт и отмечаться в полиции один раз в неделю.

В суде Рамадан сказал, что он не собирался становиться беглецом от правосудия, и добавил, что его рассеянный склероз означает, что он испытывал трудности с ходьбой после 10 месяцев взаперти.

«Я останусь во Франции и буду защищать свою честь и свою невиновность», — сказал Рамадан судьям в ходе слушания, которое стало его четвертой попыткой обеспечить свою свободу.

Все это время была очевидной политическая подоплека дела Рамадана. За 12 месяцев следствия аргументация судей становилась все более надуманной. Улики, опросы свидетелей, изучение телефонных разговоров и данных компьютеров носили явно оправдательный характер, однако судьи не торопились принимать их во внимание.

Вынося последнее решение об отказе Рамадану в освобождении 29 октября, судьи уже не упоминали имя истицы Хенды Айари (Henda Ayari), которая так и не смогла представить информацию о месте и времени предполагаемого изнасилования, пишет reveilcitoyenmedia.com. Что касается показаний второй истицы, фигурирующей в деле под именем Кристель, ее собственные текстовые сообщения опровергали возможность ее изнасилования в указанное время, однако этот факт полностью игнорировался судом.

Свидетельские показания, представленные суду, говорят об участии в деле заклятых врагов Т. Рамадана Каролин Фуре (Caroline Fourest), Алена Сораля (Alain Soral), Жан-Клода Эльфасси (Jean-Claude Elfassi) и других.

Французский философ Эдгар Морен (Edgar Morin) дал ситуации следующее меткое определение:

«Это Тарик Рамадан изнасиловал трех женщин, или три женщины согрешили против истины?».

Политолог Франсуа Бюрга (François Burgat) в Twitter написал:

«"Изнасиловал ли Тарик Рамадан трех женщин?" Вопрос больше не в этом. Настоящий вопрос: "Как трем женщинам (и их спонсорам) удалось так легко ввести заблуждение трех уважаемых судей и 90% французской прессы?"».

Независимый журналист из Саудовской Аравии Нина Ариф (Nina Arif) подчеркивает предвзятость французского правосудия:

«Ничем нельзя оправдать то, как французские власти обращаются с Тариком Рамаданом. Только простаки поверят в то, что этот суд не является политически мотивированным».

«Нельзя судить человека, не приняв всяческие меры предосторожности во избежание судебной ошибки. "Неоспоримых фактов" и обвинительных аргументов недостаточно для того, чтобы построить дело», — заявил адвокат Эрик Дюпон-Моретти (Eric Dupont-Moretti).

 
Следствие доказывает ложь истицы

Адвокат Т. Рамадана Эммануэль Марсиньи (Emmanuel Marsigny) подал на истиц несколько жалоб за диффамацию.

Более того, неоспоримые факты по иску Хенды Айари, подробно изложенные газетой Le Monde, не только кладут конец сомнениям в ее лжи, но и свидетельствуют о том, что она преследовала Т. Рамадана более двух лет после предполагаемого изнасилования.

Следствие дважды признало несостоятельными показания истицы относительно места и времени предполагаемого изнасилования. «Дело Хенды Айари закрыто», — заявил некоторое время назад адвокат Марсиньи.

Что касается «Кристель», то текстовые сообщения, которые она посылала профессору Рамадану, опровергают ее утверждения об изнасиловании. На обоих слушаниях «Кристель» утверждала, что встречалась с Рамаданом только один раз. Однако в одном из своих сообщений она употребила временной маркер «вчера».

С другой стороны, странно, что в телефоне «Кристель» обнаружены только сообщения профессора Рамадана, сообщения «Кристель» — без пометки времени — и одно сообщение от Каролин Фуре. Остальное содержимое, видимо, стерто, что, по всей видимости, указывает на попытку удалить информацию.

Дискредитирует истицу и ее ложь о том, что она не была ранее знакома с третьей истицей по данном делу, шведкой Бригит. Тогда как следствие установило, что они знали друг друга еще 9 лет назад, о чем свидетельствуют фотографии с компьютера «Кристель», датированные 2009 годом.

Все эти аргументы указывают на ложь истиц, причем не индивидуальную, а коллективную, что говорит об их цели причинить ущерб Тарику Рамадану.

Таким образом, очевидно, что судьям нужно было не найти истину, а затянуть судебный процесс.

Сам Тарик Рамадан пишет:

«Материалы дела, а также способ ведения следствия подтверждают, что меня держали в тюрьме по политическим причинам.

Я хочу поблагодарить за безоговорочную поддержку мою семью, а также моего адвоката Эммануэля Марсиньи за то, что он ведет это дело.

Я также глубоко признателен всем в мире, кто с огромной щедростью, терпением и отвагой оказал мне поддержку, несмотря на оскорбления, угрозы и линчевание в СМИ.

От всего сердца я благодарю вас всех. Ваше присутствие дает мне силы.

Моя болезнь требует медицинского ухода, невозможного в условиях лишения свободы. В заключении состояние моего здоровья ухудшилось настолько, что теперь я нуждаюсь в усиленном лечении. Оно займет время, иншаАллах.

Как и год назад, до моего заключения, я повторяю мою просьбу избегать оскорблений и угроз в адрес истцов и тех, кто находится на их стороне.

Закон и правосудие восторжествуют над ложью и клеветой, они не лишат нас спокойствия и ясного ума.

Я благодарю Аллаха за то, что дал мне терпение и силы справиться с этим суровым испытанием и смелость продолжать борьбу за свое доброе имя и за правду.

Я также не перестаю думать обо всех, кто находится в застенках, невинных и больных, ставших жертвами несправедливости, не получающих надлежащего ухода и забытых в тюрьме.

Тарик Рамадан»