Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Наказание Газы: Кто начал?

Print

  Гидеон Леви

9 июля 2006 года

«Мы оставили Газу, а они стреляют "Кассамами"»  ̶  более точной формулировки преобладающего мнения о настоящем конфликте не найти. «Это они начали первыми»  ̶  обыкновенный ответ любому, кто попытается возразить, что, например, за несколько часов до того, как на школу в Ашкелоне упала первая ракета «Кассам», не принеся вреда, Израиль начал разрушать Исламский университет в Газе.

Израиль отключает электричество, осаждает, бомбит и обстреливает, нападает на политических и общественных деятелей, подвергает их тюремному заключению, убивает и ранит гражданское население, включая детей и новорожденных, в ошеломляющих количествах  ̶  но «они начали первыми».

Они также «нарушают правила», установленные Израилем: нам можно бомбить все, что мы хотим, но им нельзя стрелять «Кассамами». Когда они направляют «Кассам» на Ашкелон, то это «эскалация конфликта», а когда мы бомбим университет или школу, то в этом нет проблем. Почему? Потому что «они начали первыми». Поэтому большинство думает, что справедливость на нашей стороне. Как в драке на школьном дворе, заверения Израиля, что они начали,  ̶  основной моральный аргумент для оправдания любой несправедливости.

Так кто же на самом деле начал? И «ушли ли мы из Газы»?

Только частично и то в искаженном виде. План одностороннего размежевания, который называли такими красивыми фразочками, как «разделение» и «конец оккупации», действительно привел к выводу поселений и армии обороны Израиля из Газы, но ничего не сделал для изменения условий жизни жителей Сектора. Газа все еще является тюрьмой, а ее жители все еще обречены на жизнь в нищете и притеснении. Израиль закрывает им доступ по морю, по земле и воздуху, кроме ограниченной отдушины КПП «Рафах». Жители не могут увидеться со своими родственниками на Западном Берегу или искать работу в Израиле, от которого экономика Газы зависит вот уже сорок лет. Иногда товары можно привезти, иногда нет.

У Газы нет шансов спастись от этой бедности в таких условиях. Никто не будет инвестировать в нее, никто не будет развивать ее, никто не сможет почувствовать себя свободным. Израиль закрыл клетку, выкинул ключи и оставил жителей один на один с их горькой долей. Сейчас, меньше чем через год после одностороннего размежевания, Израиль возвращается, неся насилие и жестокость.

А что, вы думаете, должно было произойти? Что Израиль выйдет в одностороннем порядке, игнорируя палестинцев и их потребности, а палестинцы молча будут сносить свою тяжкую долю и не попытаются бороться за свободу, пропитание и достоинство? Мы обещали безопасный проход к Западному Берегу, но не сдержали этого обещания. Мы обещали освободить заключенных, но не сдержали этого обещания. Мы поддержали демократические выборы, а потом бойкотировали законно избранное руководство, конфисковали его денежные средства и огласили против него войну. Мы могли бы выйти из Газы с помощью переговоров и сотрудничества, усиливая тем временем существующее палестинское руководство, но мы отказались сделать это. А сейчас мы жалуемся на «недостаток руководства»? Мы сделали все, что могли, для подрыва их общества и руководства, удостоверившись, что размежевание не откроет новую страницу в наших отношениях с соседней нацией, а сейчас мы удивлены насилием и ненавистью, которую породили наши собственные руки.

А что случилось бы, если бы палестинцы не стреляли «Кассамами»? Израиль отменил бы экономическую блокаду, наложенную на Газу? Он открыл бы границы для палестинских рабочих? Освободил бы заключенных? Встретился бы с избранным руководством и провел переговоры? Поощрял бы инвестирование в Газу? Чушь. Если бы жители Газы сидели тихо, как того от них хочет Израиль, о них вообще перестали бы говорить – как здесь, так и во всем мире. Израиль продолжал бы подкрадываться ближе, преследуя исключительно свои цели и игнорируя их потребности. Никто не удосужился бы подумать о судьбе людей Газы, если бы они не реагировали яростно. Горькая правда заключается в том, что первые двадцать лет оккупации прошли тихо, и мы не пошевелили и пальцем, чтобы прекратить ее.

Вместо этого, в условиях отсутствия гласности, мы построили огромный сектор незаконных поселений. Своими собственными руками мы толкаем палестинцев к использованию того жалкого оружия, которое у них есть, и в ответ мы применяем почти весь имеющийся у нас в распоряжении огромный арсенал и продолжаем жаловаться, что «они начали первыми»!

Мы начали первыми. Мы начали, когда оккупировали, и это наш долг прекратить это  ̶ прекратить по-настоящему и полностью. Мы начали насилие. Нет хуже насилия, чем насилие оккупанта, использующего силу против всей нации. Поэтому вопрос о том, кто начал, ̶  отмазка для искажения картины происходящего. После Осло также были люди, которые утверждали, что «мы оставили территории» с подобной смесью слепоты и лжи.

Газа в серьезной беде. Смерть, ужас и ежедневные трудности, далекие от глаз и сердец израильтян, заправляют ее жизнью. Нам показывают только «Кассамы». Мы видим только «Кассамы». Западный Берег все еще под колпаком оккупации, поселения разрастаются, а каждая рука, обессилено протянутая ради договора, включая руку Исмаила Хании, немедленно отклоняется. И после всего этого, если у кого-то еще возникают другие мысли по этому поводу, сразу же звучит побеждающий ответ:

«Это они начали. Они начали, и справедливость на нашей стороне».

Но истина в том, что это не они начали, и справедливость не на нашей стороне.

 


Источник: Гидеон Леви, «Наказание Газы»

Об авторе
COM_CONTACT_IMAGE_DETAILS

Израильский журналист и публицист. Известен, прежде всего, как критик израильской политики на оккупированных палестинских территориях. Ведет в газете Haaretz еженедельную рубрику «Сумеречная зона», в которой описывает проблемы, с которыми сталкиваются палестинцы, жители Западного берега реки Иордан и Газы

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх