Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Мусульмане в христианской Грузии

Print

  Тамила Варшаломидзе (Tamila Varshalomidze)

Мусульмане мирно живут в православной Грузии уже много веков, и хотя страна позиционирует себя как толерантную ко всем религиям, многие грузины считают ислам чуждым грузинскому национальному духу. Такое отношение огорчает многих аджарцев, которые, являясь грузинами, исповедуют ислам.

Аджария расположена на юго-западе страны, мусульмане составляют около 30% местного населения и преимущественно проживают в высокогорных районах.

25-летняя Хурия Абашидзе (Hurie Abashidze), психолог по специальности, выросла в зеленой деревушке в горах, недалеко от границы с Турцией.

Ее детство прошло в новой Грузии, ставшей после распада СССР независимым государством, и до 2012 года она никогда не сталкивалась с негативным отношением к себе.

По рассказам матери, она знала, что грузин-мусульман называют «предателями» за то, что они приняли веру народов-завоевателей Грузии – арабов, персов, османов.

В 2012 году, когда Хурие исполнилось 20 лет, она начала носить хиджаб, как предписывает ислам.

«Вообще, если по вам не видно, что вы мусульманка, к вам хорошо относятся, так как о вероисповедании обычно не спрашивают. Но если вы носите хиджаб и показываете свою принадлежность к исламу, реакция совсем другая», — рассказывает Хурия в интервью Aljazeera.

«Моя семья положительно восприняла мое решение, поэтому я не слишком обращаю внимание на посторонних».

Хурию тронула поддержка семьи, когда она решила носить хиджаб

По ее словам, обычно реакция посторонних может быть самой разной: от удивления до осуждения и открытых оскорблений.

В столице Грузии, Тбилиси, Хурия реже сталкивалась с открытой неприязнью по сравнению со столицей Аджарии Батуми.

«Наверное, это потому, что в Батуми больше мусульман. Люди думают, что мы отказываемся от национальной самобытности», — поясняет она.

«В целом христианство всегда ассоциировалось с грузинской идентичностью, поэтому людям кажется, что чем больше мусульман, тем больше риск потери грузинской идентичности».

Хурия считает, что единственное, что мусульмане могут этому противопоставить – это открытую демонстрацию своего вероисповедания в обществе, поэтому она призывает сестер быть более активными в этом плане.

Сама Хурия недавно участвовала в публичных дебатах по этому вопросу, она сотрудничает с тбилисской НГО «Институт толерантности и многообразия» (TDI).

В рамках проекта, реализуемого Агентством США по международному развитию (USAID) и нацеленного на поощрение толерантности путем знакомства с историями людей разной этнической и религиозной принадлежности, по заказу TDI был снят видеоролик о жизни Хурии.

Директор TDI Эка Читанава (Eka Chitanava) говорит, что мифы о других религиях вызваны недостатком знаний.

«Наши исследования показывают, что в грузинских школьных учебниках религиозное многообразие преподносится негативно. Например, мусульман приравнивают к захватчикам без каких-либо объяснений исторического контекста», — объясняет она.

«Часто не упоминается вклад других религиозных групп в грузинскую культуру. Кроме того, часто упускается из виду факт тесного сотрудничества и хороших отношений между представителями православного духовенства и деятелями других религий».

Эта атмосфера сотрудничества и терпимости была нарушена советской тоталитарной системой, утверждает специалист.

«Мы до сих пор не изжили советское влияние. Мало помалу мы должны избавиться от него путем информирования населения, особенно молодого поколения, чтобы оно смотрело на этническое и религиозное многообразие в позитивном свете и не воспринимало его как риск потери национальной идентичности».

«Я вернулся к религии предков»

Многие молодые грузины из мусульманских семей, выросшие в независимой Грузии, несмотря на возражения родителей, выбирают православие.

Они видят в этом исправление исторической ошибки, каковой считают принятие аджарцами ислама во времена османского владычества.

«Я решил креститься, когда учился в университете и лучше узнал историю», — говорит 35-летний адвокат Михеил Накашидзе (Mikheil Nakashidze).

«Грузия была одной из первых стран, где распространилось христианство, и это произошло именно через Аджарию, поэтому я решил вернуться к религии предков».

Еще одним аргументом в пользу принятия христианства для него был тот факт, что он не знает арабского, т.е. молился на языке, которого не понимает.

Его обращение глубоко задело его мать, практикующую мусульманку, и она три дня с ним не разговаривала.

«Но потом она помирилась со мной».

По словам главы «Союза грузинских мусульман» Тариэла Накаидзе (Tariel Nakaidze), в настоящее время в стране ислам исповедуют от 300 до 350 тысяч этнических грузин, а также азербайджанцы и чеченцы.

Но из всех крупных городов мечеть есть только в Тбилиси и еще одна в Батуми.

Мечеть Джума – единственная в Тбилиси

Тбилисская мечеть Джума общая у суннитов и шиитов, потому что шиитская мечеть была разрушена при советской власти.

По пятницам батумская мечеть Орта Джами становится тесной для прихожан, некоторым приходится молиться снаружи, иногда под дождем или снегом.

Разговоры о строительстве в Батуми новой мечети начались более 20 лет назад.

В 2015 году «Союз грузинских мусульман» создал рабочую группу по оформлению документов на строительство новой мечети. Получив словесное одобрение от мэра, организация с помощью пожертвований уммы приобрела участок земли площадью 3000 квадратных метров, но в итоге так и не получила разрешительные документы — власти сослались на то, что выбранное место не подходит для мечети.

Пока дело рассматривается в суде, мусульманская община открыла временную мечеть. Это произошло в День независимости Грузии, 26 мая.

Новая мечеть по сути представляет собой навес, чтобы люди не мокли под дождем.

Импровизированная мечеть в Батуми

«Власти наложили на нас штраф за незаконное строительство, но мы не собираемся платить», — говорит Накаидзе.

«Конечно, это не говорится вслух, но за закрытыми дверями нам сказали, что не хотят вызывать недовольство христиан и потому не готовы выдать разрешение. Но мы все равно надеемся, что добьемся своего через суд.

Мы считаем эту борьбу борьбой за реальную демократию. Ни христиане, ни мусульмане не имеют права становиться на пути демократического развития Грузии, а значит, наш гражданский долг позаботиться о том, чтобы эта мечеть, теперь ставшая символом демократии, была построена», — сказал он.

Хурия Абашидзе тоже настроена оптимистично.

«Я взяла на презентацию фильма обо мне подругу по университету. Она была удивлена, узнав об отрицательной реакции некоторых людей. После показа она сказала: "Я счастлива, что знакома с тобой". И это было действительно приятно».


Источник: Aljazeera

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх