Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

«Королева гор» и ее эпический народ

Print

  Алия Юнис (Alia Yunis)

Легенда создала фильм или фильм создал легенду? Об этом я часто спрашивала себя, когда думала о судьбе фильма «Курманжан датка – королева гор».

Курманжан родилась в 1811 году и в 1865 году приняла титул «датка» – «праведная правительница» – племен, живших в предгорьях Памира и Алая, который носила до самой смерти в возрасте 97 лет. Она неустанно боролась за объединение свыше двух десятков местных племен на фоне сменявших друг друга региональных и колониальных угроз.

Канвой двухчасового фильма является многослойная история любви. С одной стороны, Курманжан датка воплощает свою мечту – и мечту ее второго мужа и предыдущего правителя Алымбека – о единстве племен. С другой стороны, это хвалебная песнь Кыргызстану – молодому государству, возникшему на месте одной из советских республик после падения Советского Союза в 1991 году. Панорамы фильма намекают на то, почему киргизская культура пронизана эпосом, как и киргизская земля.

В первые же месяцы после выхода в 2014 году фильм «Королева гор», демонстрировавшийся во всех кинотеатрах Кыргызстана, стал лидером национального проката, рекордсменом по кассовым сборам и самым прибыльным киргизским фильмом на сегодняшний день.

В 2014 году Кыргызстан выдвинул фильм на соискание «Оскара». Лента с бюджетом в 1,5 млн долларов стала самой дорогой в истории киргизского кинематографа и первой, снятой на государственные средства.

Один из немногочисленных фотоснимков Курманжан датки, сделанный финским полковником Карлом Густавом Маннергеймом в 1906 году, когда ей было около 95 лет

Отчасти благодаря тому, что после советской эпохи киргизы начали пересматривать свою историю, история Курманжан датки «стала более популярной и актуальной, но достигла нового уровня популярности только после выхода фильма», говорит руководитель отдела по культурному наследию Университета Центральной Азии в Бишкеке Эльмира Кочумкулова. Как многие соотечественники, она была на премьере фильма в День независимости Кыргызстана 31 августа.

«Его многие ждали с нетерпением, потому что читали о датке в учебниках истории, но не имели ясного представления».

Успех фильма подтолкнул режиссера Садыка Шер-Нияза на написание новых сценариев – в свободное время. Бывший министр культуры, недавно избранный в парламент, Шер-Нияз занимает должность в Белом доме в Бишкеке, где заседает правительство Кыргызстана. Во время нашей встречи с этим профессиональным политиком он шутил и смеялся, говоря о политике и о фильме, съемкам которого отдал три года жизни.

Главную роль в фильме «Курманжан датка – королева гор» режиссера Садика Шер-Нияза сыграла Элина Абай кызы (ниже). Она воплотила образ Курманжан датки в молодости – сегодня эту женщину, жившую в XIX веке, киргизы называют «матерью народа»  «улут энеси»

Работавший в соавторстве с бывшим сотрудником «Аль-Джазиры» Бакытбеком Турдубаевым, Шер-Нияз отмечает, что в фильме с большим количеством масштабных съемок было задействовано «около 10000 человек» для массовых сцен.

«Врачи, учителя, люди театра. Это было всенародное сотрудничество», – объясняет он.

Идею фильма предложил другой депутат парламента, и она пришлась по душе Шер-Ниязу, который в 2007 году в возрасте 38 лет оставил должность заместителя судьи и поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве, что было невозможно в его постсоветской молодости, когда приходилось бороться за существование и кормить семью.

Снятый им фильм напоминает классические американские вестерны, но насыщен среднеазиатской культурой и духом женского лидерства. Иными словами, герои (и особенно героиня) самоотверженны и бесстрашны, злодеи – коварны, сражения – драматичны, а погони – эффектны. Противники сходятся на фоне ослепительно-величавых картин природы. Как и вестерны, это кино призвано ковать историю и формировать национальную идею.

Следует отметить, что если в общих чертах «Королева гор» снята вполне точно, то конкретика тут и там страдает, на что указывают историки.

«Садык – хороший человек. Но нам очень важно быть точными, так как мы сейчас исправляем нашу историю», – говорит Тынчтыкбек Чоротегин, ведущий специалист страны по национальной истории, профессор Кыргызского Национального Университета.

Он и другие специалисты были приглашены на просмотр картины после предварительного монтажа, но вносить изменения было уже поздно, говорит историк. По его словам, в одних сценах вдруг появляются персонажи, по реальным событиям на тот момент уже много лет мертвые, в других – показаны вещи, не свойственные культуре киргизов. Но все это для Кыргызстана новая история, мало кто понимает разницу, а те, кто понимает, в основном, считают, что погрешности не так уж серьезны.

Международная премьера фильма состоялась в 2014 году на Международном кинофестивале в Монреале. Работники киноиндустрии и критики отдали дань работе костюмеров и, по выражению издания  Montreal Gazette, были «опьянены кинематографическим изображением горного ландшафта этой страны», на фоне которого воссоздана жизнь киргизских племен

В 1991 году в деревне Гульча, расположенной в 2,5 км от заснеженного перевала Чыйырчык по дороге из Оша, второго крупнейшего города Кыргызстана, был открыт Историко-этнографический музей Курманжан датки – в здании в виде юрты на окраине деревни, которое можно узнать по большому памятнику Курманжан датке.

Только что приехали из Бишкека 25 студентов, будущих специалистов по туризму, их водит по музею директор Базаргул Койонбаева. Как и остальные пять сотрудников музея, она – потомок датки.

Фильм оказался актуальным не только с точки зрения политики и истории, но и с точки зрения туризма. Студенты приехали сюда, чтобы узнать, что в этом смысле может предложить их страна. Но сюда трудно добраться: Гульча находится в двух с половиной часах езды от Оша по небезопасным горным переездам и в 12 часах езды от Бишкека. До фильма мало кто считал музей достопримечательностью, способной привлечь туристов.

Блеснув золотыми зубами – обычная в этих краях улыбка – Койонбаева показывает письмо, написанное самой Курманжан даткой на киргизском языке арабским шрифтом. Койонбаева называет ее «наша мать», выражая чувства большинства киргизов.

В центре – Мирлан Абдылаев в роли младшего брата Курманжан, справа – Гульнур Асанова в роли Асел, жены несчастного сына Курманжан Камчибека. На женщине традиционный киргизский головной убор элечек – обмотанный вокруг головы кусок полотна длиной до 30 м, в который заворачивали тело женщины, если она умирала в пути

«У нас бывает от 15 до 30 посетителей в день, – рассказывает она. – После выхода фильма гостей стало больше, даже из других стран, особенно представителей НКО, занимающихся культурным наследием».

Большая часть экспонатов музея – элементы традиционного киргизского костюма, оружие, утварь. В то же время это одно из редких мест, где можно увидеть уникальные фотографии Курманжан датки. Несколько бесценных снимков старой женщины сделал генерал Русской императорской армии, впоследствии президент Финляндии Карл Густав Маннергейм.

Бывший учитель истории, Койонбаева показывает веревку: ее передал музею один из родственников Курманжан. Считается, что это та самая веревка, на которой русские повесили сына датки Камчибека, обвиненного в убийстве русских солдат, оскорбивших его жену тем, что отрезали ей косу, когда искали ключ к шкатулке, которую он не хотел открывать. Это был критический момент в жизни Курманжан: считается, что если бы она добилась помилования, то началось бы истребление киргизов русскими. По мнению многих экспертов, жертва Курманжан позволила ей вести переговоры об автономии, объединившей киргизские племена, ставшие впоследствии сердцевиной будущей нации.

«Мне нравится здесь работать. Здесь до сих пор ее дух помогает людям», – говорит Койонбаева.

Курманжан в разном возрасте сыграли четыре актрисы, самая старшая из них – Жамал Сейдакматова, чья актерская карьера насчитывает более семи десятилетий

Российская колонизация Алайской долины под руководством генерал-губернатора Туркестана Константина Кауфмана вызвала сопротивление киргизских племен, которыми правила Курманжан. Генерала сыграл российский актер Виктор Костецкий. Это была одна из последних ролей актера в кино – он скончался через несколько месяцев после выхода фильма

Кокандский хан Худояр под угрозой нарастающей силы кирзиских племен на востоке приказал убить мужа и предшественника Курманжан Алымбека. После его смерти Курманжан прониклась его идеей об объединении киргизов. Худояр-хана сыграл заслуженный артист Жениш Сманов

Потомки помнят, как она пожертвовала младшим сыном Камчибеком, которого русские власти повесили в 1895 году. Эта материнская жертва позволила предотвратить возможное уничтожение киргизов. Камчибека сыграл 25-летний Адилет Усубалиев

Мы едем из Гульчи в Ош: я, водитель Динара и переводчица Алина. По дороге мы останавливаемся в безымянной деревушке в сельском округе Мады. Динара уверена, что где-то в этом районе есть деревня под названием Курманжан датка. Нет никаких указателей, на улицах никого нет. Мы проходим мимо советского памятника в пустое здание сельсовета. Здесь мы попадаем в кабинет замглавы по социальным вопросам округа Жумагуль Эсеновой. Она удивленно поднимает голову от бумаг – не ожидала увидеть гостей. Мы пришли в нужное место, говорит она: деревня официально называется иначе, но после отмены советского названия «Колхоз имени Фрунзе» местные жители называют ее Курманжан датка.

Муж Жумагуль Эсеновой – из рода Курманжан датки, и она заботится о том, чтобы дети знали свою родословную. Каждый год в мае потомки Курманжан датки собираются, чтобы почтить ее память молитвами, чтением Корана и, по местной традиции, преломлением семи караваев хлеба.

Жумагуль Эсенова прошла путь от одного из руководителей колхоза до чиновника местного аппарата. На наш вопрос о фильме, она говорит, что ей не нравится «одна вещь – то, что ее больше показали воителем, нежели женщиной. Наши деды рассказывали, что она была очень женственная, славилась своей заботой и добротой, была яркой и светлой личностью. В фильме она мало говорит и ведет себя как мужчина».

Одна из полутора тысяч потомков датки Базаргул Койонбаева возглавляет Историко-этнографический музей имени Курманжан датки в Гульче. На стенах висят портреты Курманжан, в витринах – предметы, связанные с ее жизнью

Согласно международным обзорам фильма, написанным для дебютного показа с субтитрами на Международном кинофестивале в Монреале в августе 2014  года и позже в других местах за рубежом, не так важно, насколько датка мужественная или женственная, как то, что ее характер подан несколько плоско. Впрочем, это не психологическое кино. Режиссер с готовностью объясняет, что хотел показать как можно больше элементов киргизской культуры.

И как раз это ему удалось. Оператор Мурат Алиев учился в Москве и снимает кино с 1966 года. «Было важно показать красоту этого края», пишет он нам в чате, сидя в киностудии Шер-Нияза «Айтыш фильм» в Бишкеке. (Айтыш – форма устной народной поэзии у киргизов).  

В это входили и съемки с позаимствованным в Московском зоопарке тигром на фоне природы – тигр появлялся всякий раз, когда Курманжан датка нуждалась в силе.

«Тигр символизирует свободу и смелость. Это правильно, что эту женщину показали как тигра», – комментирует Чоротегин.

Музей Курманжан датки на ее родине, в деревне Гульча, Ошская область, выглядит как юрта кочевников

По размерам Кыргызстан примерно равен Англии, Уэльсу и Шотландии вместе взятым, но его население всего 5,8 млн человек, и вся страна похожа на большую деревню. Поэтому мы не удивились, когда в один прекрасный день, остановившись в столовой позавтракать, обнаружили за соседним столом группу молодых людей, среди которых оказался помощник оператора фильма. Мы разговорились.

«Фильм показывает, какими сильными были наши предки, – сказала одна из женщин. – Он показывает настоящие ценности: веру, достоинство, честь. То, чем, к сожалению, современные молодые люди не интересуются».

В отличие от других среднеазиатских республик, киргизское кино получало существенные инвестиции советского государства. Именно при СССР в 1942 году в Киргизии была создана первая студия кинохроники, со временем получившая название «Киргизфильм».

«Здесь бывали мировые деятели кинематографа, например, покойный Микеланджело Антониони. И, конечно, Айтматов [он имеет в виду писателя Чингиза Айтматова (1928-2008)]. Для меня это священное место», – говорит Шер-Нияз.

Ежегодно Кыргызстан выпускает 10-15 фильмов с бюджетом около 30 000 долларов на частные средства, говорит Кыяс Молдокасымов, старейший в стране историк кинематографа. Большинство из них предназначены для молодого зрителя, так как «людям хочется видеть себя. Поэтому это комедии, истории любви, истории о сельской жизни, в которых молодежь может посмеяться над собой».

«Если бы государство финансировало по одному фильму в два года, это было бы хорошо. У нас мало денег», – говорит Молдокасымов.

Для сравнения, бюджет «Курманжан датка» составил 1,5 млн долларов, или десятую часть бюджета самого знаменитого казахского фильма 2005 года «Кочевник».

«Здесь качественное кино никому не приносит денег… Актерам платят по 20 долларов в день… Здесь можно прожить на 200 долларов, поэтому на такую зарплату можно жить, была бы работа», – говорит Шер-Нияз.

В Кыргызстане кинотеатры, вроде театра «Ала-ту» в столице Бишкеке, служат не только местом проведения досуга, но и современным средством продолжения культурных традиций, в основе которых испокон веков лежал народный эпос

«Эпический фильм для нашего бюджета – это нечто», – изумляется он.

Киргизы часто употребляют слово «эпический» и не в том привычном смысле, какой в него вкладывает английская молодежь. Потому что эпическая поэма – ведущий жанр национального искусства. Самому знаменитому киргизскому эпосу «Манас» 1000 лет, он состоит из более полумиллиона строк. «Курманжан датка» начинается с исполнения поэтической песни, которая часто повторяется, сама датка также была акыном, т.е. поэтом-импровизатором и певцом.

«Эпические песни и поэмы были неотъемлемой частью строительства нации после падения СССР», – говорит специалист в области культурного наследия Эльмира Кочумкулова.

97-летняя эпическая сага самой Курманжан Датки окончилась на кладбище XI века в Оше. В 2010 году рядом с ее памятником был установлен памятник ее мужу. Об этом рассказал узбек Махмуд-ага – представитель второго поколения семейства смотрителей кладбища. Хотя это преимущественно узбекское кладбище, Махмуд-ага говорит, что Курманжан датка попросила похоронить ее рядом с самой большой мечетью в округе, и такая мечеть в то время была только здесь.

Махмуду тоже нравится фильм, он говорит, что современные границы – условность, и история Курманжан датки принадлежит всем, в том числе, и соседям Кыргыстана.


Источник: Aramco World

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх