Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Молчаливые мусульманские герои Второй мировой войны

Print

   Омар Шакирбей (Omar Sacirbey)

Как ни парадоксально, но некоторые фильмы, документирующие практически неизвестные истории с невероятными и незабываемыми героями, сами остаются тайной.

Враг Рейха: История Нур Инаят Хан (Enemy of the Reich: The Noor Inayat Khan Story) − документальная драма о судьбе индийской мусульманки, которая стала одним из самых полезных и едва ли не единственных агентов Британии в оккупированном нацистами Париже.

Беса: обещание (Besa: The Promise) − документальный фильм о том, как албанцы, следуя старинному кодексу чести, который предписывает давать приют чужеземцам, укрывали у себя 2,5 тысячи евреев.

 00kino1
Албания оказалась единственной страной, в которой после Второй мировой войны жило больше евреев, чем до нее. По словам Гершмана, «эта маленькая страна делала, что могла, ей есть чему научить мир».

Хотя герои этих фильмов − люди разных национальностей, и фильмы сняты в разных жанрах, оба они оказались новаторскими по сюжету, так как рассказывают о мусульманских героях Второй мировой войны.

 00kino2

Актриса Грейс Сринивасан (Grace Srinivasan) сыграла Нур Инаят Хан

Поскольку Холокост осуществлялся преимущественно в христианской Европе, легко забыть, что нацисты и их союзники дошли до Северной Африки и мусульманских Балкан, и население этих земель тоже участвовало в сопротивлении фашистам и спасении жизней.

«На каждом этапе нацистских, вишистских и фашистских гонений евреев на арабских территориях, в каждом месте, где эти гонения происходили, арабы помогали евреям»,

− пишет историк и исполнительный директор Вашингтонского института ближневосточной политики Роберт Сатлофф (Robert Satloff) в своей книге «Среди правоверных: забытые истории холокоста на арабских землях» (Among the Righteous: Lost Stories from the Holocaust’s Long Reach into Arab Lands), одном из немногочисленных исторических исследований этого предмета.

Сатлофф обнаружил, что хотя численность арабов, сотрудничавших с нацистами и сочувствовавших им на оккупированных землях, в пропорциональном отношении соответствует картине, сложившейся в тех же условиях в Европе, многие арабы и мусульмане высказывались против гонений на евреев и публично поддерживали евреев, а многие прекращали деятельность, которая так или иначе могла нанести евреям вред.

«Некоторые арабы приняли участие в судьбе евреев, и благодаря этому опыту между ними возникали уникальные узы товарищества. Были случаи, когда арабы оказывали евреям не только моральную поддержку. Они храбро спасали их жизни, рискуя иногда собственными», − пишет ученый.

 
«Враг Рейха»

Фильм «Враг Рейха» создан по материалам, собранным Алексом Кронемером (Alex Kronemer) и Майклом Волфом (Michael Wolfe), продюсерами и создателями кинокомпании Unity Productions Foundation.

В 2010 году оба автора практически в одно и то же время, независимо друг от друга, встретили людей из Франции, переживших Холокост, которые рассказывали, как им помогали мусульмане. Для обоих продюсеров эти факты стали откровением, никто из них раньше не слышал о героизме мусульман во время войны.

«Так как это произошло с нами двумя в один короткий промежуток времени, мы почувствовали, что это не случайно: с нами говорит вселенная! Поэтому мы и решили изучить это глубже», − рассказывает Кронемер.

Вскоре они разыскали и другие истории. Например, индийские и алжирские солдаты-мусульмане воевали в Европе, соответственно, за Британию и Францию, а врачи франко-мусульманской больницы имени Авиценны во французском Бобиньи лечили американских и других солдат войск союзников. Французский певец кабаре Симон Халали (Simon Halali) был одним из многочисленных евреев, которых приютила центральная мечеть Парижа, здесь мусульмане дали ему поддельные документы, в которых значилось «Салим Халали, мусульманин». Об этих событиях повествует фильм «Свободные люди» (Les Hommes Libres) на французском языке, снятый в 2012 году.

Хотя авторы нашли много историй, которые могли лечь в основу полнометражной документальной ленты, кинематографистов заинтересовала история Нур Инаят Хан – из-за глубокой духовности героини и того факта, что она была женщиной.

«Нас подкупил ее всеобъемлющий гуманизм, − говорит Кронемер.  − Нацистская идеология противоречила всему, во что она верила, и она не могла оставаться в стороне».

«Враг Рейха» снимался, в основном, в Балтиморе и Вашингтоне, в нем задействованы местные театральные актеры. Фильм рассказывает о судьбе Хан, перемежаясь с рассказами ученых и родственников. Закадровый текст читает титулованная актриса Хелен Миррен (Helen Mirren).

«Я хотела изобразить ее, потому что она была сильной молодой женщиной, которая, с одной стороны, показала свою храбрость и присутствие духа, а с другой – была необычна сама по себе», − говорит актриса, сыгравшая Хан, Грейс Сринивасан (Grace Srinivasan). − Она была наполовину индуска, наполовину американка, как я, а мне нечасто попадались истории о таких людях, как я. Моя героиня заслужила, чтобы о ней рассказали, и я в восторге от того, что имею к этому отношение».

Отец Хан, Хазрат Инаят Хан (Hazrat Inayat Khan), был суфийским проповедником и музыкантом, который перед Первой мировой войной приехал из Индии в Америку, чтобы проповедовать и учить. В этой стране он встретил Ору Бейкер (Ora Baker) из Альбукерке. Они поженились, и во время поездки в Россию, в 1914 году, у них родилась Нур.

Вскоре после этого семья переехала в Лондон, а затем в Париж, где богатый покровитель купил им виллу в пригороде. Дом получил название «Фазал манзил» (Дом благословений). Сюда приходили люди послушать ее отца, и маленькая Нур впитывала в себя все, что он говорил. Позже девушка называла этот период самым идиллическим временем в ее жизни. Но вот ее отец скоропостижно умер, мать была сломлена горем, и Нур взяла на себя заботу о младших детях.

Она получила образование в Сорбонне, стала успешной детской писательницей, ее рассказы печатали как в детских журналах, так и отдельными сборниками. В 1940 году, когда Франция была захвачена немецкими войсками, Хан с семьей бежали в Англию.

 00kino4

В Англии Хан поступила на курсы радисток в Женскую вспомогательную службу ВВС (WAAF)

Здесь она поступила на курсы радисток в Женскую вспомогательную службу ВВС (WAAF). После оккупации Франции ее наняло британское Управление спецопераций (SOE) – секретная разведывательно-диверсионная служба, созданная Уинстоном Черчиллем (Winston Churchill), которое перебросило ее во Францию для помощи Сопротивлению.

В личной карточке Хан зафиксировано, что ей был присущ идеализм, который командование считало помехой. Например, она заявила, что отказывается лгать. В фильме высказано предположение, что негативные сообщения могли быть результатом предубежденности к мусульманке индийского происхождения. Однако она была отличной радисткой, которых британской разведке так не хватало во Франции, где нацисты обнаруживали агентов одного за другим; обычно время до провала агента составляло около 6 недель.

В 1943 году Хан перебросили самолетом в провинцию, откуда она со своим радиоприемником в чехле, похожем на пишущую машинку, добралась до Парижа. Ее заданием была поддержка подпольной сети Сопротивления и обеспечение связи между Лондоном и подпольщиками. Однако организацию скоро предали, и почти все агенты были арестованы. Хан удалось продержаться около 16 недель, она скрывалась, постоянно меняла места и все равно отправляла сообщения в Лондон, даже когда гестапо выследило ее. Ее схватили в октябре 1943 года, бросили в тюрьму, и в конце концов отправили в концлагерь Дахау, где 11 сентября 1944 года расстреляли.

«Оказалось, в истории Нур непросто сохранить равновесие между светлым и темным, − говорит Сринивасан. − Она любила фантазию, воображение, поэзию и искусство, а в детстве жила почти что в воображаемом мире. По этим качествам в ней трудно узнать сильную женщину, которая должна была ехать во Францию, зная, что, скорее всего, погибнет, которая никогда не сдавалась даже в самых ужасных обстоятельствах. Мне было интересно показать ее разностороннюю душу, и фильм рассказывает о ее творческой и прагматичной сторонах».

 00kino5

Хан удалось продержаться около 16 недель. Ее схватили в октябре 1943 года.

 
«Беса: обещание»

«Слово “беса” дословно переводится как “обещание”, но его смысл глубже», − объясняет фотограф Норман Гершман (Norman Gershman) свое желание зафиксировать в фотодокументах наследие албанцев, которые прятали евреев во времена Второй мировой войны.

В 2002 году совершая первую поездку в Албанию, где на сегодняшний день живут примерно 70% мусульман и 30% христиан, он был поражен:

«Оказывается, спасению евреев посвятили себя не отдельные люди, которые стали исключением из правила, а практически вся страна, жители которой руководствовались традиционным кодексом чести “беса”, который предписывает помогать чужестранцу в беде.

Гершман показал свои фото другу и продюсеру Джейсону Вильямсу (Jason Williams), основателю компании JWM Productions и специалисту в области культурного программирования, и оба согласились, что это прекрасный материал для фильма.

«Фильм предоставляет свидетельства мусульман о том, что Холокост был, и важно, что он рассказывает о мусульманах, которые заняли правильную позицию в связи с угрозой, тогда как большинство христиан этого не сделали»,− говорит Вильямс.

По словам Гершмана, «эта маленькая страна делала, что могла, ей есть чему научить мир». Действительно, Албания оказалась единственной страной, в которой после Второй мировой войны жило больше евреев, чем до нее.

Но этот фильм – не просто взгляд в прошлое. Он переплетается с захватывающей тайной и поиском, который разворачивается в наши дни.

 00kino3

Реджепу Ходже было 17 лет, когда его отец Рифат рассказал ему, что еврейская пара с 12-летним сыном Ароном, пришла к нему в магазин просить помощи (Фильм «Беса»).

Реджепу Ходже (Rexhep Hoxha) было 17 лет, когда его отец Рифат, булочник, «родившийся и умерший в бедности», рассказал ему, что еврейская пара Ниссим и Сара Аладъем (Nissim, Sarah Aladjem) с 12-летним сыном Ароном, пришла к нему в магазин просить помощи. Это было в дни мусульманского праздника в 1943 году. Семья бежала из Болгарии, где было принято множество антиеврейских законов. Тогда Албания была оккупирована итальянцами, которые, несмотря на то, что были союзниками нацистской Германии, давали евреям относительную свободу. Рифат сразу же закрыл магазин и повел Аладъемов к себе домой, где выделил им комнату.

Через несколько месяцев в Албанию вошли нацисты, и жизнь еврейской семьи оказалась под угрозой. Ададьемы бежали в 1944 году, и Ниссим доверил Рифату на хранение, так как тот был его близким другом, три фамильных молитвенника, которые тот взялся сохранить до возвращения семьи в Албанию после освобождения страны.

Но после войны в Албании установился коммунистическим режим – один из самых непримиримых − и страна стала одной из самых закрытых в мире. Только после падения коммунистов в 1990 году Реджеп получил возможность выполнить волю отца и вернуть книги их благочестивым владельцам. Так спустя многие годы две семьи снова встретились.

Убежище евреям давали все албанцы, начиная с самых бедных крестьян и до короля Албании Зогу I, единственного мусульманского монарха в Европе. В 1939 году он открыл границы Албании для евреев, выдал им не менее 400 паспортов и множество виз. Среди приехавших в тот период была семья Йохоанны Нойман (Johanna Neumann) из Гамбурга.

Сначала они жили в крестьянской семье на берегу Адриатического моря в городе Дуррес, но после прихода нацистов поселились в семье албанского инженера Ньязи Пилку (Njazi Pilku), который учился в Германии, говорил по-немецки и был женат на немке. Когда нацисты пришли к нему в дом и спросили, кто такие Нойманы, Пилку выдал их за родственников из Германии.

«Гостеприимство, тепло – это было удивительно»,− говорит Нойман, которая теперь работает в американском Мемориальном музее Холокоста в Вашингтоне. − Эта семья подвергала себя огромному риску. Если бы нацисты узнали, что они прячут нас, их расстреляли бы на месте».

Чтобы отдать должное их отваге, в 1992 году Нойман выдвинула Ньязи Пилку на соискание звания «Праведник мира», которое музей Холокоста Яд Вашем в Иерусалиме присваивает неевреям, спасшим евреев во время Холокоста. Пилку стал одним из 69 албанцев, удостоившихся этого звания.

Албанцы также защищали итальянцев, которые сами стали подвергаться преследованиям нацистов, когда Италия сдалась союзникам. Нойман говорит, что в Албании также жили цыгане, и их тоже защищали. «Насколько я знаю, их не депортировали», − рассказывает она.

«Нам повезло, что мы приступили к съемкам не позже, − уверен Вильямс, отмечая, что 18 из 24 участников тех событий – и спасителей, и спасенных – у которых успели взять интервью для фильма, уже умерли. − Потому эта работа так важна. Если бы мы не сняли этот фильм, подобных свидетельств не было бы. Не было бы истории. Эту правду никто бы не узнал».

Ходжа тоже обеспокоен тем, что многие истории будут и уже были утрачены.

«Многих, кто спасал жизни, уже нет в живых. Определенно, многие истории теперь останутся нерассказанными, − говорит он. − Лично я намного больше узнал от создателей фильма, чем от моего отца. Конечно, из-за скромности, характерной для того поколения».

Фильм «Беса», вышедший на экраны в 2012 году, по-прежнему популярен на кинофестивалях, в 2013 году он был признан лучшей документальной лентой на четырех кинофестивалях, а также завоевал награду жюри на конкурсе в Нэшвилле в 2014 году. Впрочем, фильму пока не дается коммерческий успех, и создатели кинокартины, некоторые из которых лично появляются в ней, обеспокоены тем, что послание фильма не дошло до сознания многих зрителей.

«Цель моей жизни – показать миру, что сделали эти люди, показать, что фобия в отношении мусульман – результат того, что люди ничего не знают и не мыслят», − говорит Нойман.

До сегодняшнего дня кинолента «Враг Рейха» была показана в 25 городах, в основном в театрах интеллектуального кино, университетах, концертных залах и музеях, 9 сентября этого года состоялась его премьера на телеканале PBS (американская некоммерческая служба телевещания).

Создатели обоих фильмов также хотят, чтобы их работы показывали в школах в качестве учебных пособий.

«Мы верим в диалог и то, что кино может объединять людей», − говорит продюсер Алекс Кронемер. − И мы верим, что эти фильмы действительно могут сделать вклад в образование будущих поколений, а также улучшение мусульманско-еврейских отношений».


Источник: Saudi Aramco World

Об авторе
Фото отсутствует
Информация отсутствует.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх