Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Новое поколение мусульманских предпринимателей

Print

От готовой пищи халяль до служб знакомств и приложений для Рамадана – в наши дни отмечается подъем инновационного бизнеса, обслуживающего нужды мусульманской общины. Кто же эти предприниматели, совмещающие торговлю с религией?

Вы мусульманин. Вы одиноки. Вы хотите с кем-то познакомиться. Что вы делаете? Брак по договоренности – это, пожалуй, слишком, но короткие знакомства без обязательств – это точно не для вас. Возможно, решение вам подскажет приложение 'Islamic Tinder'. Принцип тот же, что и у привычного приложения для знакомств ‘Tinder': если вам кто-то понравился,  проводите пальцем по экрану вправо, считаете непривлекательным – влево. Но это только первый шаг. Для создания профиля здесь просят сообщить, как часто вы молитесь, и сколько детей хотите иметь. Женщины могут увидеть фотографию заинтересовавшего их мужчины или назначить онлайн-компаньонку для проверки записей ваших бесед на предмет соответствия исламскому принципу скромности – этого уж точно нет в привычном западном приложении.

Идея создания программы принадлежит специалисту в области инвестиционного банкинга из Манчестера Шахзаду Юнасу (Shahzad Younas). Менее чем за год после запуска она уже имела 50 000 пользователей, в основном, в Великобритании. И их число быстро растет, благодаря молве.

«Мне нравились новые приложения для знакомств», — объясняет Юнас.

Он ушел с престижной работы в банке Morgan Stanley ради запуска приложения в 2014 году.

«Я подумал, почему никто не сделал ничего подобного для мусульман?».

Именно этот вопрос стал причиной появления поразительного количества продуктов на мусульманском потребительском рынке в последние годы. В Дубае можно приобрести буркини для пляжа, в Амстердаме – зайти в исламский секс-шоп, или заказать онлайн персональный Коран цвета фуксии или телесно-розового. Сейчас практически все можно найти в «исламской версии», кроме, разве что, наушников-халяль или шариатского виски.

Причина проста. Молодые мусульмане устали отказываться от всего, что им может предложить современный мир. В то же время, они не хотят пренебрегать своими мусульманскими ценностями, говорит Шазия Салим (Shazia Saleem), создавшая в 2014 году компанию готовой еды халяль ieat. Они хотят – и чем дальше, тем больше – иметь и то, и другое.

Если говорить о самой Шазие Салим, то лично она ощущала «конфликт» желудком.

«Почти все мои друзья по университету не были мусульманами, — объясняет она. — Когда мы ходили в супермаркет, их тележки были полны разной вкуснятины. А моя была набита сэндвичами с тунцом и пирожками с сырно-луковой начинкой. Я чувствовала себя не такой, как все, смотрела в свою тележку и думала: не может быть, чтобы я питалась этим до конца жизни».

Поэтому, насытившись тунцом (за восемь лет учебы!), воскресными  размышлениями о своей идее (в будни она была слишком занята работой) и переживаниями о том, чтобы никто не опередил ее с той же идеей, Салим, наконец, решилась. Теперь ее продукцию – вкусные блюда с сертификатом халяль, начиная с сосисок в тесте, заканчивая «пастушьим пирогом» и спагетти по-болонски – можно найти в четырех крупнейших сетях супермаркетов Великобритании, куда она поставляет более 3 млн порций в год.

И никакого карри. Салим намеренно отошла от прежних представлений о готовом халяле – в 70-е годы это был неизменный карри, который ее родители покупали в специализированных азиатских магазинах.

«У мусульманина не должно быть особой причины для того, чтобы пойти в специализированный магазин и купить себе еды. Это обычный элемент британской жизни – зайти в супермаркет, купить замороженную лазанью, прийти домой, разогреть и съесть. Немусульманин не видит в этом большой проблемы, в отличие от меня».

Желание соединить британскую и мусульманскую идентичность – это, определенно, свойство тех, кто родился в конце XX века. «Голод» этого поколения таит в себе всяческие возможности, причем, голод в прямом смысле слова удовлетворить легче всего, говорит Салим.

«Мода, туризм, искусство, СМИ, еда – в этих областях так много происходит. Иногда мне даже обидно, что я занимаюсь только одной».

Директор по маркетингу сайта HalalBooking.com Уфук Сечгин (Ufuk Seçgin) считает вполне естественным, что у молодых мусульман развились разные вкусы по сравнению с поколением их родителей, которые, в основном, были мигрантами из мусульманских стран.

«Они приехали сюда работать. А несколько недель отпуска означали возможность съездить на родину, повидаться с родными, — объясняет Сечгин. — За двадцать лет второе поколение выросло, обзавелось своими семьями, у него появился дополнительных доход, многие усвоили британские отпускные традиции. Их представление об отпуске заключается не в том, чтобы поехать на родину предков, увидеть дедушек и бабушек, а в том, чтобы расслабиться и насладиться отдыхом на курорте».

Он называет HalalBooking информационно-технологической компанией, которая связывает этих туристов с курортами, дружественными к мусульманам (где предусмотрены, например, отдельные пляжи, исключительно халяльный стол, нет спиртного). Таких курортов становится все больше в разных странах, в частности, в Турции.

Все началось с компании Crescent Tours семь лет назад, когда предприниматель Энвер Чеби (Enver Çebi) попытался организовать медовый месяц халяль. Два года назад он сменил название компании в интересах продаж на международном рынке, и теперь внешняя торговля намного превышает внутреннее бронирование. Но, так или иначе, объемы обоих быстро растут. В прошлом году фирма стоила 30 млн долларов, и, по прогнозам, за ближайшие 3-4 года ее цена достигнет 1 млрд долларов, что потенциально делает ее первым в Британии мусульманским стартапом, рыночная стоимость которого превышает 1 млрд долларов.

Для мусульманской общины Великобритании эти истории успеха, конечно, не предел, но, как и многие меньшинства, она недостаточно представлена в высших эшелонах корпоративной Британии, и, напротив, слишком хорошо «представлена» в низах. На основании результатов переписи 2011 года «Мусульманский совет Британии» (MCB) сообщил, что 46% английских мусульман живут в самых бедных районах, и процент неработающих мусульман трудоспособного возраста намного превышает средний показатель по населению в целом. Согласно последнему исследованию Института последипломного образования в Дохе, процент мусульманок, работающих специалистами и управляющими, варьируется от 8,5% до 23% в зависимости от национальности, тогда как среди белых немусульманок этот показатель составляет 32%.

Это объясняется сложными и разнообразными причинами, но, по мнению некоторых, современные технологии могут спасти положение.

«Существует большая группа мусульманок, которые начинают собственный бизнес, особенно онлайн, — говорит сотрудница консалтингового агентства, специализирующегося на исламском рынке, Islamic Market Consultancy Карима Бихаки (Karima Bihaki). — Наша вера гласит, что мы можем заниматься бизнесом. Но нам нужно быть мамами, женами, дочерьми. У работающих мам не такой уж большой выбор в плане трудоустройства, но благодаря интернету бизнес становится проще и доступнее».

Салим, чей бизнес не ограничивается только интернетом (ее офис находится в лощеном предпринимательском квартале в Мэйфере), считает, что ислам не заслуживает всех этих разговоров о неравенстве женщин, особенно в бизнесе.

«Если взять жену самого Пророка (мир ему и благословение), Хадиджу (да будет доволен ею Аллах), она была феноменально успешной предпринимательницей. Она была старше его на 15 лет и была его начальницей, она первая сделала ему предложение, она была невероятно богатой женщиной и самостоятельно занималась бизнесом».

Что бы ни говорили о равенстве полов в современном исламе, было бы наивно надеяться, что предпринимательство быстро решит все проблемы, но, безусловно, можно сказать, что и мужчины, и женщины сейчас открывают новые возможности мусульманской потребительской сферы. И это уже не нишевый рынок. Покупательская способность 3 миллионов британских мусульман в 2013 году составляла 20,5 млрд фунтов. В мировом масштабе сектор «мусульманской экономики» оценивается в 2,1 триллиона долларов и продолжает динамично развиваться.

Так почему же так немного компаний нацелены на этот рынок? Прежде всего, хотя Бихаки настаивает на том, что мусульманам присуще то, что делает их более непроницаемой демографической группой, чем, скажем, индусы или гомосексуалисты («ислам – это образ жизни. Он касается любых решений, которые вы принимаете»), есть очевидный риск «слепить» 1,7 миллиарда человек в единую однородную группу, стерев существенные отличия в культуре, степени религиозности, общественно-экономическом положении и поведении.

В итоге, многие сомневаются, что «мусульманский рынок» так легко раскусить.

«Нам известна статистика о внушительных размерах и состоятельности мусульманской общины, но, на самом деле, я не вижу, как это задействовать, — говорит Юнас. — Многие вещи не нуждаются в мусульманской версии. Большинство традиционных видов бизнеса обслуживают и мусульманский рынок. Мы немногое здесь упускаем, если только речь не идет о нарушении какого-то ключевого принципа ислама».

Конечно, поэтому, продукты питания, мода и финансы – это три самых заметных категории исламского потребительского бизнеса, которые, безусловно, могут приносить большие деньги. Действительно, стремясь к прибыли, крупные западные бренды даже начинают выпускать товары для правоверных. Например, чтобы завоевать мусульманский рынок, сети быстрого питания KFC и Subway провели громогласную (и не бесспорную) кампанию по введению в свои меню мяса халяль, сети магазинов одежды Zara и H&M последовали примеру DKNY и Dolce & Gabbana, запустив собственные линии дизайнерских хиджабов и абай.

«В Британии много мусульманских модных марок, предлагающих скромную моду, — говорит Салим. — Но когда H&M использовали в своей кампании мусульманскую девушку, на которой был хиджаб, все мусульманские подростки в Великобритании посходили с ума. Кажется, это было признание. ‘H&M думает обо мне. Ну разве не здорово?’».

Может быть, крупные фирмы и хотят охватить мусульманского потребителя, но пока что можно сказать, что в целом они не преуспели в масштабности. Например, успешные модные линии H&M и Zara продаются в Британии только в Рамадан (причем, это все-таки месяц поста и милосердия, а не покупательского бума, по крайней мере, вначале). Салим с некоторым раздражением вспоминает, как смогла найти нужные аксессуары для хиджаба только в магазине Aldo в Дубае, хотя такой же магазин находится в 15 минутах ходьбы от ее офиса, но там их не было, но при этом она прогнозирует, что под давлением потребителей в ближайшие пять лет ситуация изменится.

Пока известные фирмы колеблются, представляется отличная возможность для бизнес-начинаний. И как с любыми стартапами в новой области, здесь встречаются трудности роста.

Ислам запрещает брать или выплачивать процентную ставку, в то время как многим начинающим предпринимателям не обойтись без кредитов, по сути, ислам отдает предпочтение долевому участию. В эпоху, когда кажется, что за каждым вторым стартапом стоят не меньше пяти полностью исчерпанных кредитов и заложенный-перезаложенный дом, это действительно может быть проблемой.

«Нужна инфраструктура. У нас в Британии ее нет», — говорит Шахбаз Мирза (Shahbaz Mirza), создатель Ramadan Legacy – приложения, которое помогает правоверным фиксировать события своего рамадана.

Он надеется запустить серию приложений для повседневной жизни мусульман. Сначала Мирза планировал обратиться в банк «аль-Райан» в Бирмингеме (бывший «Исламский банк Британии»), но оказалось, что там нет линии по обслуживанию предпринимателей. Поэтому он прибегнул к «народному финансированию».

Несмотря на громогласные заявления Дэвида Кэмерона (David Cameron) о том, чтобы сделать Великобританию мировым центром исламских финансов, этого пока не произошло, и это тормозит развитие мусульманского предпринимательства в стране.

«Пока в Великобритании на уровне институтов что-то не произойдет с начальным финансированием и поддержкой малого и среднего бизнеса, исламский бизнес будет бороться за средства… На инкубационный период будет уходить много времени».

Впрочем, есть надежда на улучшение ситуации. Исламские финансы молоды, но они расцветают, особенно в таких местах, как Индонезия, Малайзия и Бахрейн.

«Если у вас стартап и вам нужно начальное финансирование, вы можете зайти в любой банк в Джакарте и получить его», — говорит Мирза, который по роду деятельности регулярно имеет дело с клиентами с Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Некоторые «инновации» последних лет, на самом деле, не пользуются большим успехом, мусульмане критикуют исламские финансовые продукты как примитивную имитацию обычных процентных кредитов, построенную в обход шариата. Сертифицированный бухгалтер Омар Шейх (Omar Shaikh), заседающий в консультативном органе британского «Исламского финансового совета», говорит, что в этом нет ничего удивительного.

«Мы даже не можем прийти к согласию о днях наших праздников. Мы до сих пор спорим о видимости луны. Американцы на нее высадились, а мы не уверены в том, что ее видим. Не удивительно, что ученые не могут решить по поводу некоторых продуктов, харам они или халяль», — сказал он, выступая в Лондоне на конференции о перспективах развития исламских финансов.

Отмечая наличие в исламских финансах известной доли цинизма, он все равно оптимистичен по поводу его будущего. Исключительную возможность представляет выход на широкий рынок этического финансирования.

«Ни один исламский банк не связывается с высокорискованными ипотеками, хедж-фондами и токсичными производными активами. Ни один исламский пенсионный или инвестиционный фонд не инвестирует в секторы, которые приносят вред обществу: порнографию, производство табака, спиртного, азартные игры. Поэтому действительно, это социально ответственные институты и тому есть практическое подтверждение».

Шейх хочет, чтобы исламские финансы «говорили» со своими традиционными «коллегами» по этическому финансированию. И такой диалог обладает потенциалом, который выходит за рамки банковского дела.

Среди всех предпринимателей, о которых мы рассказывали в этой статье, присутствует абсолютно четкая убежденность в том, что значение имеет не только заработок, хотя он очень важен, но и тот факт, чтобы в бизнесе не было обмана и вреда. В обычной фирме наряду с ведущим бизнесом может быть отдел корпоративной социальной ответственности, говорит Мирза:

«В исламском предприятии этот отдел слит с основным бизнесом с самого начала. Исламский банк несет не только правовую, но и моральную ответственность».

Прекрасная идея, но до сих пор мусульманскому бизнесу не удалось убедить широкую публику в том, что он предлагает этическое решение. Чтобы это понять, достаточно подумать, что стоит за упаковкой мяса халяль, лежащей на полке в супермаркете. Но западный этический рынок в глазах мусульманских предпринимателей – то же самое, что и колоссальный глобальный исламский массовый рынок.

«Для меня этические обязательства в бизнесе, с чем бы он ни был связан, говорят очень о многом. И, мне кажется, это уже связано не с религией, а с подлинной верой», — говорит Юнас.


Источник: Management Today

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх