Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Исламские финансы – это не только религия, но и выгодный бизнес

Print


Менеджер хеджевого фонда Эрик Мейер (Eric Meyer) летает из Коннектикута в Персидский залив каждые четыре-шесть недель.

Его любимый город – Дубай, где он уже пять лет имеет офис недалеко от Джумейра-Лейкс. Это далеко от Миссури, где он рос и не догадывался, что его будущая карьера в финансах будет связана с Персидским заливом, шейхами и шариатом.

«Когда я начал заниматься финансами, Ближний Восток был для меня просто местом, о котором можно прочитать много интересного», - говорит Мейер.

Сегодня он является президентом, исполнительным директором и председателем Shariah Capital - американской компании, которая создает и адаптирует исламские финансовые продукты.

В этот бизнес Мейер пришел больше десяти лет назад после встречи с другом, управляющим портфельными активами, который оказался связан с президентом одного из крупнейших банков Кувейта.

«Этот человек сказал: “Я хочу, чтобы кто-нибудь из вас всерьез отнесся к исламским финансам, потому что тот, кто отнесется к ним серьезно, может действительно рассчитывать на огромные выгоды”», - вспоминает Мейер.

Так все и началось.

В этом году исполняется 15 лет с тех пор, как Мейер в исламских финансах, и, кажется, этот год будет хорошим.

В четверг он и два его партнера (один - американец, один - саудовец) объявили об открытии новой фирмы по управлению состояниями Mahal Thqa Financial Advisors. Они собираются предоставлять исламским инвесторам независимые консультации о предприятиях, следующих нормам шариата.

Мейер – один из тех, кто верит в эту индустрию и многого ожидает от исламских финансов в ближайшие несколько лет.

«Не так много людей связывается с исламскими финансами, а следовало бы… Это просто упорный труд и здравомыслие», - говорит он.

Хотя концепции исламских финансов сотни лет, современная версия развивалась последними поколениями для удовлетворения нужд тех, кто хочет инвестировать, не преступая своих религиозных убеждений. И, помимо моральных стимулов, она приносит настоящие деньги. За последние тридцать лет активы шариатского сектора выросли до 1,6 триллиона долларов, по данным  Global Islamic Financial Review. Этот факт трудно игнорировать – даже Западу.

Как только рынки стран Залива и Малайзии – два крупнейших рынка исламских финансов – начали восстанавливаться, мусульманские и немусульманские финансисты со всего мира заметили этот растущий инвестиционный пул с достаточным количеством наличности, чтобы оказать серьезное влияние.

«Мы только что прошли через очень сложный для финансовой отрасли период», - сказал исполнительный директор исламского банка Islamic Bank of Asia Тоби О’Коннор (Toby O’Connor) на конференции в Дохе в апреле прошлого года: «В больших банках произошли грандиозные изменения – в некоторых случаях для формирующихся рынков они сделали уступки в своих кредитных лимитах».

Некоторые африканские страны уже создали базу для исламского  банкинга, и благодаря шариатским облигациям были построены некоторые новейшие лондонские достопримечательности. Даже американский  Goldman Sachs попытался взять сектор приступом – со спорным результатом. В этом году в Бразилии начнет действовать первая  программа исламского финансирования экспорта говядины.

«То, что вы видите – это возможность для исламских финансов заполнить некоторые пробелы, возникшие из-за помех на традиционных рынках», - сказал О’Коннор, приведя в пример рынок сукук.

«Сукук» - арабское слово, которое буквально переводится как «сертификаты» (имеет только множественное число), однако под ним понимают инструменты вроде облигаций, хотя это и не точное сравнение.

«Так как исламское торговое право запрещает сделки с взиманием процентных ставок, сукук используются для привлечения средств при помощи разнообразных допустимых контрактов», - говорит Хабиб Ахмед (Habib Ahmed), профессор исламских финансов Бизнес-школы при университете Дарема, глава кафедры исламского права и финансов Школы управления и международных отношений при том же вузе.

По сути, исламские инвесторы не могут делать деньги на деньгах. Разрешены только сделки с реальными активами, которые должны быть легко определимыми. Держатель сукук может получать арендную плату от сдачи в аренду того или иного имущества, но не может одолжить лизинговой компании деньги.

Кроме того, есть ограничения на области инвестирования. Нельзя вкладывать средства в операции обычных банков и финансировать проекты вроде производства табачных изделий и спиртных напитков. Чтобы обеспечить соответствие финансовой деятельности компаний нормам шариата, шариатские ученые регулярно проводят аудит.

Подразумевается, что деньги идут на финансирование социально ответственных проектов. Таким образом, даже если кто-то приобрел государственную облигацию, он может быть уверен, что его деньги будут потрачены на то, что способствует общественному благу.

Ахмед назвал 14 видов сукук, которые могут быть основаны на долговых обязательствах, активах, капитале и агентском участии.

Самый популярный вид сукук основан на аренде и называется иджара.

Сложность классификации не мешает увеличению эмиссии сукук по всему миру на фоне роста интереса инвесторов-немусульман.

«Что касается спроса, то большинство приобретений [сукук] совершают благочестивые мусульмане, которые считают, что при всех своих несовершенствах сукук (с моральной точки зрения) превосходят обычные облигации», - говорит преподаватель социологии и экономики в Университете Дьюка Тимур Куран (Timur Kuran).

Но религия – не единственная причина.

«Второе – люди хотят вкладывать деньги в разные виды ценных бумаг», - говорит Куран, добавляя, что аспект социальной ответственности привлекателен не меньше, чем «зеленые» фонды для инвесторов, которые беспокоятся о состоянии окружающей среды.

5 февраля рейтинговое агентство Standard&Poor опубликовало прогноз, согласно которому в 2014 году объем общемирового выпуска сукук достигнет 100 миллиардов долларов за счет повышения спроса со стороны таких крупнейших мировых рынков, как Ближний Восток и Малайзия.

В связи с этим, есть все основания предполагать, что еще одним регионом интенсивного развития исламских финансов станет Африка.

«Мы считаем, что Африка может скоро стать свежей альтернативой для инвесторов, которые хотят приобрести исламские облигации за пределами традиционных азиатского и ближневосточного рынков», - говорится в докладе S&P.

В октябре Нигерия объявила о выпуске шариатских облигаций с семилетним сроком погашения, за счет которого удалось привлечь около 62 миллионов долларов из внутренних пенсионных фондов и от иностранных инвесторов. Сенегал также объявил о намерении в первом квартале текущего года эмитировать сукук на 200 миллионов долларов.

Государство, осуществляющее эмиссию сукук, получает возможность извлечь выгоду из новой широкой инвестиционной базы и нарастить собственные резервы.

«Сукук дает возможность задействовать крупный фондовый пул Ближнего Востока и Восточной Азии», - говорит сотрудник Института Брукингса, африканский экономист Анаду Сай (Anadou Sy).

Помимо того, что в Африке немало мусульман, немусульмане также ищут способы разнообразить свои инвестиции. Кроме того, привлекательность сукук для них заключается и в том, что они финансируют проекты инфраструктуры, в которых субсахарская Африка крайне нуждается.

«Внутренних доходов недостаточно для финансирования крупных инфраструктурных проектов, которые планирует предпринять правительство», - указывает Сай.

По данным Ernst&Young, на протяжении трех последних лет 20 ведущих исламских банков мира ежегодно демонстрируют 16%-й рост, что привлекает внимание инвесторов из развитых стран.

На Всемирном исламском экономическом форуме, который состоялся в ноябре 2013 года в Лондоне, британский премьер Дэвид Кэмерон (David Cameron) сообщил о смелом плане:

«Я хочу, чтобы наряду с Дубаем и Куала-Лумпуром Лондон стал одной из ведущих мировых столиц исламских финансов».

В Великобритании, где мусульмане составляют 5% населения, шариатских банков больше, чем в любой другой западной стране. Шариатскому финансированию правительство обязано строительством новейшего лондонского контейнерного порта и самого высокого в Европе небоскреба Shard, а также существенными инвестициями в футбольный стадион в Манчестере и олимпийскую деревню.

«Инстинкты некоторых стран подталкивают их к “разведению мостов”. Но при этом они не в состоянии понять, что изменения в мире могут быть залогом их будущих успехов», - сказал Кэмерон: «Британия не допустит такой ошибки».

Исламские финансы становятся более привычными и в США, хотя здесь больше проблем, чем в Британии.

«В США есть несколько ключевых препятствий для роста рынка сукук. Прежде всего, это отсутствие политической воли», - говорит директор чикагской консалтинговой компании Кавилаш Чаула (Kavilash Chawla).

Процитировав слова Кэмерона, он отмечает: «Маловероятно, что мы когда-нибудь услышим что-либо подобное в США».

Он также указал на проблемы, с которыми столкнулся при попытке выпуска сукук Goldman Sachs. В 2011 году банк объявил, что готовит выпуск на сумму в 2 миллиарда долларов, но уже через год ученые Исламского банка Абу-Даби (Abu Dhabi Islamic Bank) установили, что их программа нарушает требования шариата, потому что аккумулированные средства идут на деятельность, запрещенную исламским законом.

Несмотря на эту неудачу, многие американцы все равно хотят иметь возможность приобщиться к отрасли.

«Розничные потребители ищут финансовые продукты, которые согласуются с их ценностями», - говорит Чаула, добавляя, что корпоративные потребители-немусульмане тоже заинтересованы: «Это привлекательно с точки зрения цены».

Одно из направлений деятельности фирмы Чаулы заключается в налаживании отношений американских компаний с исламскими инвесторами. Он привел в пример одну компанию со Среднего Запада США, которую консультирует в области шариатских финансов, чтобы она могла привлечь инвесторов с Ближнего Востока.  

Знания руководства компании в сфере исламских финансов невелики, но оно заинтересовано в успехе предприятия. Консультант говорит, что главная проблема в том, что американцы считают процесс более сложным, чем он есть на самом деле. Но со временем и по мере знакомства ситуация изменится, уверен он.

В конце концов, слово «шариат» пугает многих американцев, так как в США оно приобрело негативные политические коннотации. Это связано и с тем, что большинство не знает предписаний шариата в сфере финансовой деятельности. Например, в августе Северная Каролина стала седьмым штатом, поддержавшим законопроект, который официально запрещает судьям руководствоваться нормами исламского права.

Но для корпораций политика – не проблема.

«Клиенты не понимают, как вы получаете доступ к приемлемым для шариата капиталам, которые где-то там… Им не вполне ясно, как структурировать сукук и как это влияет на стоимость», - говорит Чаула, поясняя, что в этих вещах и заключается работа его фирмы.

Большинство компаний, с которыми он работает, немусульманские, и они просто пытаются использовать рынок с большим потенциалом. По его словам, он сотрудничает с крупным американским проектом на Ближнем Востоке, который пытается приобщиться к производству халяля и ему нужно, чтобы его финансы соответствовали исламским законам.

Хотя для многих компаний в США эти идеи новы, латиноамериканский  мир знаком с ними ближе. По данным «Книги фактов ЦРУ», мусульмане составляют меньше 1% населения Бразилии, однако более 40% фермеров страны неплохо разбираются в нюансах заготовки мяса халяль.

Хуан Фернандо Вальдивьесо (Juan Fernando Valdivieso) и Муниф Тармум (Muneef Tarmoon) – основатели инвестиционной фирмы Abu Dhabi Equity Partners, которая недавно начала первую в Бразилии программу шариат-финансирования в области животноводства. Оба работают в Бразилии много лет и утверждают, что местные фермеры хорошо ориентируются в некоторых исламских традициях, например, убое скота по шариату.

«Они к этому привыкли, для них это развивающийся рынок», - говорит Вальдивьесо, добавляя, что практически весь бразильский экспорт говядины-халяль приходится на страны Персидского залива.

Они же организовали шариат-финансирование экспорта этанола, сахара и сои. Для них Бразилия – идеальное место работы.

«Учитывая, какую важность имеет торговля между Ближним Востоком и Бразилией, это, определенно, область, которая имеет большие перспективы», - говорит Тармум, называя в числе других факторов выгодные процентные ставки, действующие в Бразилии.

«Это позволяет нам иметь более высокую норму прибыли при меньшем риске», - говорит он, добавляя, что сейчас время перемещаться на эти рынки, так как европейские и мировые банки начали сокращать свое участие.

Тармум и Вальдивьесо не сомневаются, что объемы торговли между Югом и Югом – между двумя формирующимися рынками – будет продолжать расти. И учитывая тот факт, что большая часть населения развивающихся стран Ближнего Востока, Южной Азии и Африки будет искать шариатские способы финансирования своих проектов, оба предпринимателя и все, кто занимается продвижением этих продуктов, могут быть спокойны за свое будущее.


Источник: Investing.com

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх